Наверх

Чем грозит реестр коренным малочисленным народам Севера? Открытое письмо Президенту РФ

09:58 13.10.2017

РИГ SAKHAPRESS.RU Президент Российской Федерации 28 августа 2017 г. поручил Правительству РФ «обеспечить доработку проектов нормативных правовых актов, направленных на совершенствование порядка отнесения граждан к коренным малочисленным народам Российской Федерации» в срок до 1 марта 2018 г.

Участники Абориген Форума, объединения экспертов и активистов коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, выражают свою озабоченность антиконституционными тенденциями в законотворческих инициативах Федерального агентства по делам национальностей (далее ФАДН), проявившимися при подготовке законодательства о порядка отнесения граждан к коренным малочисленным народам Российской Федерации и направленными на умаление прав и ухудшение положения коренных народов.

Открытое обращение к Президенту России Путину В.В.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов ‎Российской Федерации», предлагавший создать Реестр коренных малочисленных народов Российской Федерации, в 2015 г. уже был снят с рассмотрения Государственной Думой.

Новый законопроект, предлагаемый ФАДН в 2017 г., «О внесении изменений в статьи 3 и 5 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» не изменил и не улучшил концепцию прежнего законопроекта. В нем предлагается «статью 3 дополнить частью 4 следующего содержания: « В целях реализации предусмотренных законодательными актами Российской Федерации социальных и экономических прав лиц, перечисленных в частях 1 и 3 настоящей статьи, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в установленном порядке формируется и ведется федеральный реестр информации о малочисленных народах.

В федеральный реестр информации о малочисленных народах подлежат включению следующие сведения о гражданине Российской Федерации: фамилия, имя, отчество (при наличии), пол, дата и место рождения, адрес регистрации по месту жительства, паспортные данные, данные свидетельства о рождении, индивидуальный номер налогоплательщика, страховой номер индивидуального лицевого счета гражданина в системе обязательного пенсионного страхования, национальность, сведения о ведении традиционного образа жизни и видах традиционной хозяйственной деятельности, семейное положение, сведения о детях всех возрастов, сведения о социальной категории (пенсионер, ветеран, инвалид, многодетный и пр.), что вновь вызвало множество вопросов.

Представителям северных регионов на практике известно , что далеко не обо всех представителях коренных малочисленных народов Севера, проживающих в отдаленных районах и ведущих традиционный образ жизни, у соответствующих органов государственной власти имеется требуемая информация, сопряженная с информацией об их национальной принадлежности и ведении ими традиционного образа жизни. Возникли опасения, что именно жители отдаленных районов, ведущие кочевой или полукочевой образ жизни, не зарегистрированные как юридические лица, а также фактические безработные, которые не поставлены на учет территориальными управлениями служб занятости, но занимающиеся в соответствии с законодательством, оленеводством, рыболовством, охотой, собирательством и другими видами традиционной деятельности в целях самообеспечения своих семей, не попадут в реестр. Вопрос, каким образом будет получена информация об этих категориях граждан, или, как она будет верифицироваться, если гражданин в своем заявлении отнесет себя, согласно ч.1 ст. 26 Конституции Российской Федерации, к представителям коренных малочисленных народов Российской Федерации, остается не решенным?

Представленный проект Постановления Правительства РФ о «Правилах формирования и ведения федерального реестра информации о малочисленных народах» не только не дает ответов на поставленные выше вопросы к законопроекту, но и вызывает новые вопросы.

Так, пункт 1 раздела II проекта Правил гласит:

«Граждане Российской Федерации, подлежащие включению в федеральный реестр

Включению в федеральный реестр подлежат граждане Российской Федерации, перечисленные в абзаце 1 частях 1 - 3 статьи 3 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», постоянно проживающие в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, включенных в Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. № 631-р» .

Указанный Перечень от 2009 г. устарел уже в момент его утверждения, о чем свидетельствуют многочисленные обращения органов государственной власти субъектов Российской Федерации от Архангельской области до Республики Саха (Якутия) с предложениями дополнить этот Перечень многими реальными местами традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, оставшимися 8 лет назад неучтенными.

В проекте Правил слишком затруднена, нереальна и внутренне противоречива процедура сбора и подачи документов гражданином для включения в Реестр, изложенная в части IV проекта «Правила формирования и ведения федерального реестра и внесения сведений в федеральный реестр».

Так, оператор ведения Реестра (предположительно ФАДН) , по тексту проекта Правил, считает, что «Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления обязаны предоставлять запрашиваемую оператором федерального реестра информацию в установленной форме» (п. 3 проекта Правил), хотя основания этих обязательств пока не ясны: у ФАДН нет полномочий обязывать к чему-либо органы местного самоуправления.

П. 5 части IV проекта Правил также предъявляет требования к гражданам: «Граждане, обратившиеся лично к оператору федерального реестра для включения в федеральный реестр сведений о них, … заполняют Заявление о включении в федеральный реестр, и предоставляют паспорт с регистрацией по месту жительства, а также: «справку от органа местного самоуправления или общины, подтверждающую занятие традиционной хозяйственной деятельностью и ведение традиционного образа жизни». Предложенная норма влечет коррупционную составляющую, так как предоставляет органам местного самоуправления или общинам, без всяких, оговоренных в Правилах, условий, по своему усмотрению, предоставлять или не предоставлять требуемую справку неустановленной формы .

Последний абзац п.5 части IV проекта Правил содержит явное противоречие: гражданин, обратившийся лично к оператору федерального реестра, обязан предоставить: «документ, где указана национальность лица (свидетельство о рождении, свидетельство о заключении брака, свидетельство об установлении отцовства, свидетельство об усыновлении, вступившее в законную силу решение суда об определении национальной принадлежности), либо указывает свою национальную принадлежность на основании статьи 26 Конституции Российской Федерации в соответствующем пункте Заявления о включении в федеральный реестр при личном обращении гражданина Российской Федерации». Но, если достаточно указать свою национальность на основании ст. 26 Конституции РФ, то зачем тогда все остальные документы, указанные в данном пункте? И как с этим согласуется норма п. 7 части IV проекта Правил: «В случае несоответствия представленных документов требованиям, установленным для включения граждан Российской Федерации в федеральный реестр, недостоверности представленных сведений оператор федерального реестра направляет заявителю мотивированный отказ», а также п. 10 проекта Правил: «отказ о включении в федеральный реестр может быть обжалован в суде в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации»? Не ясно, каковы критерии «несоответствия» и «недостоверности» предоставляемых гражданином документов?

П. 15 части IV проекта Правил представляется нереальным: «Оператор федерального реестра ежеквартально актуализирует содержащуюся в федеральном реестре информацию». То есть, оператор ежеквартально запрашивает весь комплекс сведений о каждом гражданине, внесенном в Реестр, у всех, перечисленных выше федеральных ведомств и органов местного самоуправления, учитывая при этом, что в отдаленных местностях нет не только высокоскоростного интернета, но и почта работает нерегулярно?

Серьезные сомнения в возможностях ФАДН своевременно ( в течение 10 дней),обеспечить всех, включенных в Реестр представителей народов Севера, выписками из Реестра, которые те должны будут предъявлять надзорным органам во время рыбалки, охоты. Выписки из Реестра, который будет ФАДН «ежеквартально актуализовывать» должны быть заверены, исключительно, печатями ФАДН. Справится ли ФАДН с выдачей трех сотен тысяч «актуализованных» выписок? Или предполагается, что «выписок потребуется намного меньше?

Если эта «справка» будет являться тем самым критерием или основанием для принятия решения о «статусе гражданина, включенного в федеральный реестр (вправе получать предусмотренные законодательством Российской Федерации льготы; вправе получать соответствующие квоты на пользование охотничьими, водными или иными биоресурсами)», то это в корне противоречит п. 1 ст.3 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», в котором перечисленные в законе права на ведение традиционного образа жизни, защиту исконной среды обитания, безвозмездное использование природных ресурсов, необходимых для традиционного природопользования, распространяется «на лиц, относящихся к малочисленным народам, постоянно проживающих в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционное хозяйствование и занимающихся промыслами. Действие настоящего Федерального закона распространяется также на лиц, которые относятся к малочисленным народам, постоянно проживают в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов, для которых традиционное хозяйствование и занятие традиционными промыслами являются подсобными видами деятельности по отношению к основному виду деятельности в других отраслях народного хозяйства, социально-культурной сфере, органах государственной власти или органах местного самоуправления».

Эти же нормы отражены в других федеральных законах, содержащих права коренных малочисленных народов: членами общин коренных малочисленных народов могут быть все представители коренных малочисленных народов и члены их семей, достигшие возраста 18 лет, независимо от основного вида деятельности и национальной принадлежности, если они в сезоны охоты, рыболовства, собирательства, кочевания со стадами оленей, занимаются традиционными видами деятельности и ведут в это время традиционный образ жизни. Эта, закрепленная законодательством и обычаями народов Севера разумная практика, сложившаяся за последнюю сотню лет – всем миром, рыбаки, охотники, оленеводы, и, вместе с ними, взявшие отпуска, работники других сфер деятельности, перечисленных выше в процитированной ст. 3 №82-ФЗ, в том числе, и родственники-горожане, уехавшие на заработки в город, помогают населению сельских поселений , имеющему низкие доходы из-за недостатка рабочих мест, плохое снабжение, высокие цены на продукты, запасать сезонные дары природы не только для своих семей, но и для одиноких стариков, детей, лечащихся или учащихся в городе. Эта традиционная взаимопомощь городских и сельских представителей народов Севера помогает им сохранить культурное и этническое единство.

Что же предлагает в своих Правилах ФАДН? Вместо того, чтобы урегулировать эти проблемы, он предлагает еще более нелепые и невыполнимые на практике новые правила, с целью разрушить эту систему взаимопомощи и совместного выживания народов Севера. При этом необходимость всё новых ограничительных «правил» обосновывается случаями злоупотребления отдельных недобросовестных людей, с которыми должны бороться правоохранительные органы, а не ФАДН, уполномоченный, в том числе, решать проблемы коренных малочисленных народов, а на практике пытающийся усложнить новыми противоречивыми и необоснованными требованиями, и без того, тяжелую жизнь коренных народов Севера.

Приходится отметить, что терминология процитированного выше пункта проекта предложенных Правил противоречит федеральному законодательству, которое содержит не льготы, а права коренных малочисленных народов на ведение традиционного образа жизни и доступ к природным ресурсам их исконной среды обитания, необходимым им для ведения традиционного образа жизни, защищенного Конституцией Российской Федерации .

Также, совершенно очевидно, что цели и задачи законопроекта и предлагаемого с ним проекта Правил формирования и ведения указанного реестра, на основе полученных от соответствующих ведомств и самого гражданина данных, входят в противоречие с нормами Федерального закона «О персональных данных», а именно с п.2 ст.4, в котором указано, что «государственные органы в пределах своих полномочий могут принимать нормативные правовые акты, нормативные акты, правовые акты (далее - нормативные правовые акты) по отдельным вопросам, касающимся обработки персональных данных. Такие акты не могут содержать положения, ограничивающие права субъектов персональных данных».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Просим Вас предотвратить принятие проекта Федерального закона «О внесении изменений в статьи 3 и 5 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» и проекта Постановления Правительства РФ «Правила формирования и ведения реестра информации о малочисленных народах» в предложенном виде, так как они противоречат законодательству Российской Федерации и международному праву по коренным народам, необоснованно умаляют права коренных малочисленных народов, разрушают их сообщество, стремящееся на основе развития традиционного образа жизни, культуры и природопользования выживать в трудных условиях Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Абориген Форум предлагает: в целях документального подтверждения принадлежности граждан к коренным малочисленным народам Российской Федерации и создания правового механизма реализации указанными гражданами конституционного права определять и указывать свою национальную принадлежность в документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации, рассмотреть вопрос внесения изменения в пункт 5 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образце бланка паспорта и описания паспорта гражданина Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 8 июля 1997 года № 828, в части полномочия территориальных органов Федеральной миграционной службы по проставлению на последней странице бланка паспорта отметки о национальной принадлежности гражданина, относящегося к коренному малочисленному народу Российской Федерации, по его письменному заявлению на основании информации о национальной принадлежности родителей (одного из родителей) гражданина, указанной в свидетельстве о рождении гражданина.

Поделиться в соцсетях:
Ник
Текст комментария