Наверх

"Довлатов": Краткие мысли после фильма

11:02 06.03.2018

РИГ SAKHAPRESS.RU …Как хорошо, что сейчас на улице потеплело и можно после киносеанса спокойно пройтись по улицам нашего города и обсудить только что увиденное и пережитое. А обсуждали мы с женой фильм «Довлатов».

Я ждал премьеры этой картины. Ждал с той самой минуты, когда узнал, что режиссер Алексей Герман-младший решил поставить фильм, который он назвал просто и без всяких изысков – «Довлатов». Режиссер понимал, что уже одно это имя стало в нашей литературе нарицательным: от «довлатовщина» в советские времена с нотками пренебрежения до уважительного ДОВЛАТОВ, когда мы все уже понимаем историческое место Сергея Донатовича в русской литературе ХХ века.

* * *

Картина – это всего лишь несколько дней из жизни писателя перед его отъездом в Таллинн. Сразу хочу заметить, что фильм рассчитан на подготовленного зрителя. На того, кто знаком с его творчеством не по паре-тройке сборников его рассказов, а со всем спектром его литературного наследия начиная от ранних лагерных рассказов и заканчивая «Филиалом» или «Наши». Или еще лучше с четвертым томом его одного из первых собраний сочинаний, изданых на родине - в Питере, где есть замечательная подборка его статей.

Фильм не относится к разряду картин, когда можно просто сказать «нравится – не нравится». Он глубокий и, в отличие от редактора заводской многотиражки, требовавшего по ходу фильма от Довлатова простого и ясного материала без двойного дна, мы увидели фильм с двойным дном. Можно даже сказать, что с несколькими.

Но это я о своем. А так, конечно, фильм открывает Довлатова и город на Неве детства нашего режиссера. Что он и сделал предельно честно.

В одном из своих интервью Герман-младший сказал, что они со сценаристом Юлией Тупикиной решили написать вольную биографию Довлатова, поскольку им сразу стало ясно, что нельзя идти путем классического байопика: родился, служил, не публиковали, Ленинград, Прибалтика, отъезд. «Во-первых, если следовать таким путем, на все значимые периоды его жизни у нас останется примерно по 15-20 минут. Это все имело бы, по сути, вид клипа о писателе. Тем более что его окружение постоянно менялось. Во-вторых, мы хотели снять кино еще и о городе Ленинграде той поры», – сказал режиссер.

По словам моей Наденьки, которая училась в Питере в ординатуре и аспирантуре в эпоху безвременья – после развала страны в 90-х годах, атмосфера богемного Ленинграда, а потом и Питера передана досконально точно.

Сначала мне показалось довольно странным, что режиссер на роль Довлатова выбрал сербского актера Милана Марича. Но потом я его принял. Как принял в целом и концепцию отбора всех артистов – не примелькавших в российских лентах и телесериалах артистов. Мне кажется, что картина много выиграла именно от этого. Фильм превращается в почти документальную ленту, что подчеркивается еще и серой навевающей тоску и грусть цветовой гаммой, в которой решена картина. Наверное, можно было обойтись и вовсе без Светланы Ходченковой, чья роль вовсе неприметна и после фразы: "Почему не звонишь?", известной только людям знавшим биографию писателя, в ней угадывается безумная красавица Тася. Но это тема в картине никак не раскрыта.

Правда, в картине есть и другая героиня, которая говорит в редакции многотиражки те же слова Довлатову, мол, почему, не звонишь, но это совсем другая опера, когда много портвейна и много тоски. Светлыми штрихами прописана девушка-армянка, которой Сергей Донатович в его произведениях говорит на крыше: "Давай исчезнем". И тема тоже не раскрыта, но для меня, достаточно хорошо изучившего творчество и биографию Довлатова, это была как игра от режиссера - угадай, кого сейчас я тебе покажу! Я втянулся в игру и мне это очень нравилось!

Есть в картине и другой супер-заигранный актер нашего времени - Данила Козловский. Но его роль в линии популярного рассказа писателя о финских креповых носках в структуру фильма включена очень органично, чего не скажешь про роль Светланы. Увы...

...И еще, конечно, запомнилось бесконечное какое-то бормотанье, многоголосье, когда трудно выделить слова и реплики главных героев. Когда важны слова даже второстепенных героев. Впрочем, есть ли тут второстепенные герои? Все тут гении, все тут знаменитости, и только время расставит все по местам. Бродский станет Нобелевским лауреатом, Довлатова признают одним из лучших писателей России ХХ века. И это тоже тонкий режиссерский ход.

Кстати, в интервью журналу «Огонек» Алексей Герман-младший так ответил на вопрос о выборе актера.

«– Он-то вообще понимал, кого играет?

– Абсолютно это не важно. Он выдающийся артист, Марчелло Мастроянни в будущем, как я надеюсь. Ему 25 лет…»

Остается только надеяться на режиссерское предвидение, но то, что увидел сегодня в исполнении Милана Марича – я принял. Теперь это и мой Довлатов, хотя я видел множество прижизненных фотографий Сергея Донатовича.

* * *

…Шел на сеанс с большой опаской. С боязнью того, что я не восприму то, что увижу. Теперь опаска улетучилась, я не разочарован. А теперь о том, чего мне не хватило.

Разбирая первую книгу своего друга поэта Наума Сагаловского, Сергей Довлатов написал: «Умение шутить, даже зло, издевательски шутить в собственный адрес прекраснейшая, благороднейшая черта неистребимого еврейства...»

Мне кажется, что за прекрасно переданной болью писателя, которого не издают, мне в картине чуть-чуть не хватило умения шутить Довлатова в собственный адрес. Запомнилось только: «Я с простатой посоветуюсь…» Но этого, наверное, мало. По крайней мере, мне не хватило именно этой ипостаси Довлатова.

Но это моя точка зрения, которая ничуть не отменяет того, что мы увидели прекрасную и умную картину.

Алексей АМБРОСЬЕВ – Сиэн МУНДУ,

писатель. 

Поделиться в соцсетях:
Ник
Текст комментария