Наверх

Рассказ для вас: Обычный выезд

10:11 13.03.2018

РИГ SAKHAPRESS.RU Под утро всегда спится особенно сладко, вот Дима и спит. Но спит чутко. Как, впрочем, и любой другой санитар станции скорой медицинской помощи, привыкший к тому, что его могут вызвать в любой момент.

Он работает здесь всего третий месяц, но к специфике скорой привык быстро, благо он совсем еще молодой парень. Дима – студент, который рано женился и потому вынужден подрабатывать, чтобы иметь хоть какие-то свободные деньги помимо стипендии и помощи со стороны родителей. Интересно, что он не будущий медик, а филолог и многие его знакомые до сих пор не понимают, почему студент гуманитарий устроился на скорую. Вначале он пытался объяснить, что ему нужна только ночная подработка, ведь днем он учится и что другой ночной работы найти не смог, а потом махнул рукой – пусть думают, что хотят.

… Вскоре сквозь сладкий полусон Дима услышал в динамике имя своего врача и водителя, на чьей машине они поедут на вызов. После небольшой паузы дежурный диспетчер повторила: «Коркин! Петренко! На вызов!»

Электронные часы, чьи зелёные цифры в это раннее морозное утро отчего-то показались Диме особенно бездушными – словно у часов, тем более электронных, может быть душа! – застыли и показывали 04.45.

Поёживаясь от утренней прохлады и накидывая куртку, он направился из санитарской в комнату, где хранились врачебная сумка скорой помощи, кислородные баллоны в специальных деревянных ящиках, шины и еще что-то накрытое брезентом.

Когда он вышел с сумкой и кислородным баллоном, Коркин уже стоял у диспетчерской и смотрел в окно, ожидая, когда машина выедет из гаража.

– Петр Иванович, на что едем? – спросил Дима по привычке.

– Угадай с трёх раз! – тотчас улыбнулся Коркин. Петру Ивановичу, так его зовут, уже под сорок, но он ещё не женат и это часто становится предметом шуток старшего медперсонала, которые время от времени загораются идеей его женитьбы. Коркин – невысокий крепкий якут, на шутки не обижается и сам охотно поддерживает эти разговоры. Его здесь любят за отзывчивость, за готовность подменить коллег в дни рождения, в праздники. Все знают, что он прекрасный педиатр, но пока вынужден работать на «линейке» – так на скорой называют врача и санитара, которых, направляют на все «пожарные» случаи. В отличие от них специализированные БИТ-бригады (бригада интенсивной терапии) и кардиологи ездят на особо сложные вызовы.

– Давление? – сказал Дима и был почти уверен, что угадал. До этого две трети их вызовов составляли именно гипертоники.

– Конечно! – ответил врач. – Обычный вызов. Ну, пошли! Семёныч подъехал…

Владимир Петренко, которого все называют Семёнычем, один из самых опытных водителей станции, её старожил. Его фотография на доске почёта прописалась с незапамятных времён и уже давно выцвела. Ему уже пора на заслуженный отдых, но главврач Токарев его любит, и отправлять на пенсию не спешит. Все знают, что ветерану обещана новая машина и что он ждёт не дождётся, когда скорая переедет в новое здание. «Тогда, – говорит он, – можно и на покой». Молодые его вроде как уважают, но не очень жалуют, поскольку Петренко имеет собственное мнение по любому поводу, но, самое главное, он считает своим долгом донести это до всех. И ему не важно, интересно это остальным или нет…

Дима примостился рядом с Семёнычем и с удовольствием разглядывает в лобовое стекло ночной город. Обычно в карете «скорой помощи» врачи сидят рядом с водителем, но Петр Иванович никогда туда не садится. Дима сначала удивлялся, но ему кто-то из санитаров сказал, что однажды по дороге в Хатассы Коркин попал в жуткую аварию, чудом остался жив и с тех пор он никогда вперёд не садится.

– Куда едем? – буркнул Семёныч.

Коркин назвал адрес дома за магазином «Ткани» по улице Ярославского, и Дима сразу попытался определить подъезд и этаж дома. Это была своеобразная игра санитаров, которые в курилке на спор угадывали по адресу и подъезд и этаж. Наиболее опытные никогда не ошибались. Пока Дима в этом деле был не так силён, но он старался запоминать. В этот раз он угадал – подъезд был второй, а этаж первый.

– Проходите, проходите… – Дверь однокомнатной квартиры открыла усталая пожилая женщина. – Это я вызвала вас…

– Что случилось?

– Вот… Смотрите сами…

В комнате на старом видавшем виды диване сидел лысый старик в пижаме, который тщательно обматывал себя подобием веревки, сделанной из разрезанных полосок то ли простыни, то ли пододеяльника. Он не обратил на вошедших людей в белых халатах никакого внимания.

– Что это? – спросил Коркин.

– Его из Котенко неделю назад выписали, а обратно не принимают, – махнула рукой женщина. – Уже четвёртые сутки не спит. И я не сплю, умаялась вся, всё боюсь, как бы он квартиру не поджёг или с собой что не сделал. Вот видите – только я в туалет пошла, а он ещё одну простыню на веревку разрезал…

– Зачем ему это?

– После того, как дети сдали его в психушку, он постоянно хочет убежать оттуда. Вот и готовится загодя, все простыни в доме разрезал на верёвки! – С этими словами женщина принесла и вывалила из пакета перед Коркиным и Димой целый ворох разрезанного на полоски постельного белья.

– Дети сдали? А вы ему кто?

– Сестра двоюродная… У него жена умерла пять лет назад, с тех пор он и двинулся умом. Сын давно уехал на родину матери, в Иркутск, а дочка с зятем его и сдают постоянно в психушку. Они сдают, а те вскоре его выписывают – вот так вот и играют с живым человеком, как с мячиком. А эти молодые всё ждут, не дождутся, когда он концы отдаст, чтобы квартиру прибрать…

– Ну а вы звонили на Котенко?

– Звонила, конечно. Сказали, что только на той неделе заберут его. И то, мол, если будет возможность…

– Понятно… Вы, давайте, успокойтесь. Мы вам укольчик сейчас поставим. Дима, измерь давление. Если что, сделай по два кубика папаверина и дибазола…

До того, как Дима поступил на работу на скорую, он не знал, как обращаться с тонометром, но Коркин очень быстро устранил этот пробел. Более того, он научил его ставить уколы внутримышечно и подкожно. Конечно, это было нарушением, но у доктора было столько писанины, что приезжая на какие-то простые вызовы, он просил Диму измерить давление, а затем поставить те или иные уколы. А сам в это время заполнял свои бесконечные формуляры…

Дима очень гордился тем, что очень быстро научился ставить уколы, теперь он ждал, когда Коркин научит его делать внутривенно…

* * *

…Не успели Дима со своим врачом выйти из квартиры и разместиться в машине, как диспетчерская попросила их заехать по пути к ещё одному гипертонику. «Ну, Пётр Иваныч!», – умоляюще попросила диспетчер, зная, что Коркин вряд ли откажет.

– Адрес диктуй…

– Ой, Петра Алексеева… – затараторила обрадованная диспетчер.

– С тобой, Коркин, хрен отдохнёшь! – пробурчал Семёныч. – Тебе что – больше всех надо?

– Ну, мы же всё равно на выезде…

– Поживи с моё, посмотрю, как заговоришь…

– А ты бы ушёл на пенсию, отдохнул, никаких тебе утренних выездов…

Семёныч, не любивший разговоры о его пенсионном возрасте, обиженно замолчал. Так молча и доехали до нужного адреса.

…Это был частный сектор, и Дима сказал Коркину, что ему надо отлить. Доктор только кивнул головой и зашагал вперёд. Не успел Дима застегнуть штаны, как со стороны дома раздался выстрел. Он ничего не понял и побежал на звук. Увидел распахнутую дверь, шагнул туда и сразу увидел Коркина, который схватившись рукой за грудь лежал в прихожей на спине. И ещё краем глаза он успел увидеть человека, который направил на него ружье.

Дима не помнит, каким образом он оказался за забором и добежал до машины и сообщил всё по рации. Петренко, матерясь на чём свет стоит, тотчас начал разворачивать машину.

–Ты что делаешь, Семёныч? Там же Коркин!

– Не тебе, молокосос, меня учить! Жить надоело! – с этими словами он так резко газанул, что машина в тесном проулке врезалась в забор и заглохла. Петренко выскочил и убежал куда-то в темноту…

… Позже выяснилось, что Коркина спасло то, что он по привычке многих врачей скорой помощи носил наркотические лекарства в металлическом портсигаре, который хранил в застёгнутом левом нагрудном кармане. Да и двустволка, пояснили эксперты, была старовата и была заряжена не картечью, а мелкой дробью. Но это всё лирика, и только Дима с Коркиным знают, как это страшно, когда ты приехал спасать человека, а на тебя направлено ружье…

… Через месяц Владимира Петренко торжественно проводили на пенсию. Новоселья в новом здании станции скорой медицинской помощи, так же как и новой машины, он дожидаться не стал…

* * * 
… Под утро всегда спится особенно сладко, вот Дима и спит. Но как всегда на дежурстве он спит очень чутко. Вскоре его будит голос в репродукторе: «Коркин! Олесов! На выезд!»

Обычный выезд…

Алексей АМБРОСЬЕВ – Сиэн МУНДУ

Поделиться в соцсетях:
Ник
Текст комментария