bookmark
12:50 12.08.2011

Христос, Тенгри, ысыах и коллективное бессознательное…

Уже сейчас можно с уверенностью утверждать, что самым крупным и значимым событием года в культурной и общественной жизни республики станет предстоящий в сентябре первый Форум общественности «Духовный потенциал общества в инновационном развитии Якутии», что собственно и определило главную тему интервью с министром культуры и духовного развития РС(Я) Андреем Борисовым, хотя в разговор как-то сами по себе вплетались мировоззренческие, общефилософские и даже религиозно-мистические мотивы… – Андрей Саввич, помните давний спор, что появилось раньше: курица или яйцо? А как было с форумом: сначала появилась идея его провести, а потом пришло осознание необходимости или, наоборот, назревшая потребность породила идею? – Естественно, сначала назрела необходимость. У старшего поколения возникла потребность передать молодому накопленные духовные и моральные ценности, а форум – это способ такой передачи. – Значит, у предстоящего форума, главным должен стать воспитательный момент. Во всяком случае, в той части, в какой он адресован молодому и подрастающему поколению. Нет ли у вас ощущения, что время читать морали упущено безвозвратно, да и вообще любое морализаторство вызывает у нынешней молодежи скуку и заведомое отторжение? – Конечно, постоянные назидания и проповеди большого эффекта не дают, поскольку человек так устроен, что в нем сразу возникает дух противоречия. Особенно у молодых. И мне в юности все это «моралитэ» не особенно нравилось, даже когда назидания шли от отца и матери. Но прошло время, и я сам, достигнув солидного возраста и накопив определенный опыт, тоже начинаю висеть над детьми, чтобы как-то этим опытом поделиться, возможно, с опозданием. Теперь вот внуки стали объектом моих назиданий. Стараюсь воспитывать их на нравственных постулатах, привить им правильные основы морали, научить жить в этом мире. Им это тоже не нравится, но для меня одно стало ясным: оказывается, это и есть начало духовного воспитания… – То есть вы согласны, что основы духовности закладываются в семье. Зачем тогда форум? – Человека надо зарядить. Нужно научить его воспринимать даже то, что ему, может, поначалу не нравится. Молодой человек хочет жить свободно, вольготно, он не хочет исполнять какие-то обряды, ритуалы, брать на себя дополнительные обязанности. А родители и старики все чего-то ему внушают, говорят и говорят… Вывод: надо найти новые способы, как привить молодому поколению незыблемые основы нравственных истин, а для этого нужны свежие формы, которые будут интересны молодежи. – И все-таки я не понял, почему необходимость проведения форума назрела именно сейчас. В чем эта «назрелость» проявляется? Ведь критерии духовного состояния общества трудно сформулировать, еще сложнее измерить. Вот когда Якутск по весне в грязи и мусоре утонул, всем – и власти, и обществу стало понятно: надо что-то делать. Появились постановления-распоряжения, статьи в газетах, предприятия подключились на полудобровольной основе, народ вооружился граблями и метлами. В общем, как-то вышли из положения. Вопрос: надолго ли? Сегодня одни убрали, завтра другие снова намусорят. Может, надо с этими вторыми что-то делать? Тут равно хороши и административные меры, и воспитательные… – Не мусорить невозможно. Чем больше появляется разного рода упаковок и так сказать отходов цивилизации, тем больше мусора. Дело не в том, чтоб не мусорить, а в том, чтобы своевременно убирать за собой. Есть такой город во Франции – Авиньон. Там ежегодно проводится крупнейший в Европе театральный фестиваль. Собираются десятки тысяч людей. Вечером на улицах и площадях полно мусора, а утром – чистота. Наш форум тоже сродни генеральной уборке! В мозгах и в душах. – Аналогия интересная. Я бы еще так сформулировал задачу: надо, чтобы количество убирающих неуклонно росло, а число мусорящих убывало… Если я правильно понял задачу форума, духовно богатое старшее поколение в силу возраста стремится, пока не поздно, передать свои нетленные сокровища духа нерадивым наследникам, чьи мозги и души наполнены явно не тем, чем надо? – Они наполнены всяким мусором, начиная от культуры пепси-колы и брейк-данса, которую и культурой-то называть язык не поворачивается, поскольку это чисто рыночный продукт, призванный повышать продажи и увеличивать прибыль. – Согласен, что транснациональные корпорации в своей борьбе за общество потребления мало заботятся о духовности, хотя не думаю, что они целенаправленно строят какие-то козни против высокой культуры и искусства. Мне представляется, дело не только в рекламе и модных увлечениях, корни гораздо глубже. Вот смотрите: компьютеры, мобильники, Интернет, нанотехнологии, а человек потихоньку дичает. Даже внешне – серьги в пупке и в носу, татуировки разноцветные по всему телу. Признаки можно долго перечислять, но тенденция налицо. Может, здесь тоже проявляется тяга к древним культурам: инкам, майя, африканским? – Это все «Пираты Карибского моря» - рынок, а не культура. Потому наступило время по-новому сформулировать наши предложения. Все говорят, что спрос рождает предложение. На рынке — да, а в культуре предложение рождает спрос. – Вы – человек творческий и замыслов у вас хватает, а каков процент их воплощения в жизнь? – Очень маленький. – Потому что замыслы безумные или их слишком много? – Скажу честно. Мне уже шестьдесят лет, мужику, поэтому нечего скромничать и делать реверансы направо, налево. Я точно знаю: многие мои замыслы – преждевременные. Они реальные, но время для их воплощения еще не пришло. Экономические предпосылки не созданы, нет инфраструктуры, не говоря уже об осознании их необходимости. Не хочу брать на себя лишнее и заявлять, что я – человек будущего. Просто время уже не раз доказывало мою правоту. Двадцать лет назад, только став министром, я сказал, что нам необходимо высшее учебное заведение в сфере культуры. Многие руководители средних учебных заведений надо мной тогда смеялись: мол, надо сначала в них порядок навести — там здания нет, тут крыша протекает… А сейчас большинство из них преподают в Арктическом институте искусств и культуры, который уже федеральный статус обрел. Правда, на это понадобилось десять лет. Помню свою затею провести ысыах в четырех приленских и вилюйских улусах. Зафрахтовал теплоход «Демьян Бедный» и посадил на него больше ста представителей традиционной культуры народа Саха, чтобы показать им, как проводить старинные обряды – открытия праздника, кумысопития, кормления огня, встречи солнца и так далее. На теплоходе было много якутских старушек, у которых еще сохранились воспоминания детства об ысыахах. Они меня потом со слезами благодарили, а одна сказала: «Ты сделал очень большое дело, но тебя за него посадят»… Тогда таких больших праздников, как городской ысыах в Якутске или республиканские ысыахи Олонхо в районных центрах, и в помине не было, никто себе такого и представить не мог. – А что, в советское время ысыах не проводился? – Ысыахи были, но они были напичканы партийной идеологией, смесь партсобрания и садово-паркового гуляния с обязательным выступлением секретаря райкома или обкома, лозунгами и отчетами о трудовых достижениях. Главные постулаты этого великого праздника были затерты. – Вот о них, пожалуйста, поподробней. За двадцать лет проведения праздника по возрожденным канонам у вас, наверное, уже должна сформироваться его новая идеология. – Начинать придется издалека. Я был народным депутатом СССР и жил в гостинице «Москва». Однажды ночью меня замучила бессонница, я вышел в фойе и начал бродить с одной беспокойной мыслью: с чего мне, свежеиспеченному министру культуры, начинать работу? И тогда я написал четыре слова: хомус, ысыах, Олонхо, итэгэл (вера). По прошествии времени я абсолютно убежден в том, что это было творческое озарение. Вся сегодняшняя культура народа саха концептуально пронизана этими четырьмя постулатами. В этом году в июне в Якутске пройдет VII Международный конгресс варганной музыки. Хомус – это древнейшая, изначальная мировая вибрация, не случайно звучание хомуса называют космической музыкой. Хомус – это связь со Вселенной. Все начинается с вибрации. Говорят, из космоса идут радиосигналы, очень похожие на звучание хомуса. От хомуса переходим к ысыаху. Хомус – это один человек, извлекающий звуки из древнего инструмента. Ысыах – массовое действо. Но еще Кулаковский писал, что когда-нибудь весь мир соберется и сделает ысыах хомуса. Пророческие слова, между прочим. В этот раз на Международном конгрессе во время ысыаха соберутся тысячи хомусистов и сыграют одновременно. Хомус – инструмент ысыаха. Ысыах без хомуса невозможен. В свою очередь, Олонхо не может быть без ысыаха. Но Олонхо имеет более широкий охват пространства и времени. Олонхо являет собой гораздо более мощный пласт культуры и духовности, чем ысыах. И наконец, самое емкое понятие – итэгэл. По-русски, вера или верование. Итэгэл есть и в хомусе, и в ысыахе, и в Олонхо. Ысыах – не просто народное гуляние с питьем кумыса и хороводом-осуохай, ысыах – религиозный праздник, и от этого никуда не денешься. Олонхо насквозь пропитано образами и постулатами древнего верования – от пантеона богов до свадебных обрядов. Вся конструкция, вся система мироустройства Олонхо пронизана мировоззрением, которое называется тенгрианством. Бог Тенгри – творец мира и вершитель судеб людей. Олонхо – это закодированное послание наших предков о мировом тенгрианстве. А ысыах и Олонхо не могут существовать без обрядов и ритуалов. – И без священных книг. У христиан есть Ветхий и Новый завет, у иудеев – Талмуд, у мусульман – Коран. А про тенгианское священное писание я что-то ничего не слышал… – В том-то и дело. Его и не может быть. Я все время оговариваюсь, что тенгрианство – отец всех религий. Еще до христианства, буддизма и ислама в мире присутствовало одно оформившееся мировоззрение – тенгрианство: поклонение небу и Богу-отцу на небе. – То есть, с вашей точки зрения, тенгрианство – это первое вероучение о едином боге? – Это не только моя точка зрения. Многие ученые и исследователи с ней согласны. У меня есть книга – перевод Нового Завета на якутский язык, сделанный Суоруном-Омоллооном. Эту книгу мне передала его вдова по его просьбе сразу после смерти Дмитрия Кононовича. Открываю предисловие и на первой же странице читаю: «В дальней-дальней, глухой древности якуты знали Бога по имени Тенгри…» – Но в том же Новом Завете сказано однозначно: двум богам служить нельзя. Православная вера в Якутию тоже не вчера пришла. Есть епархия, восстанавливаются монастыри, строятся новые храмы. Кстати, один из них в деревне Булгунняхтах, где прошло ваше детство, строится на месте сгоревшей церкви, как я знаю, не без вашего личного содействия. Нет ли здесь противоречия? – Нет никакого противоречия. Я уже говорил, что христианство вышло из тенгрианства, и когда якуты ходят в церковь и молятся Христу, - я сам православный, крещеный, хотя на особое религиозное сознание не претендую, — они обращаются к Господу-творцу по-якутски: «Айыы-тойон танара Тенгри». Я считаю, что в этом и заключается феномен: Православие ближе всего к древней вере. Когда я говорю «якуты», я имею в виду не якутов сегодняшних, а корни, истоки культуры, сознания народа саха, о которых писал Кулаковский, полноправными носителями которых сегодня должны стать мы. Я говорю о времени, когда начинал складываться эпос Олонхо. Вы упоминали Коран, Талмуд, Веды, у тенгрианства есть Олонхо. Читаю Библию – это такое Олонхо! Читаю Олонхо – это такая Библия! А храмом для тенгрианства является Природа. – Это уже рассуждения художника. Теологи и богословы сочтут их дилетантскими, а инквизиция потащила бы вас на костер. – Художественное сознание более первично, чем научное. Доказано, что искусство гораздо раньше науки дошло до понимания вечных истин, и гораздо глубже. Лао-цзы сказал: «Все рождается из пустоты и уходит в пустоту». Прошло несколько тысячелетий и появилась дао-физика. – А Ницше сказал: «Человек, смотрящий в бездну, должен знать, что и бездна смотрит в него». Прошло сто лет, и появилась квантовая физика… Правильно, художник не всегда понимает суть вещей, но всегда ее чувствует. То, что я говорю, это, конечно, рассуждения художника, но не только. Занимаясь театром с 1974 года и вот уже двадцать лет возглавляю Министерство культуры, у меня в ходе практической деятельности волей-неволей сформировалась какая-то мировоззренческая система, философия культуры. А это уже ближе к науке. – Вы опередили мой следующий вопрос про форум. Мы говорили об эпосе, народных обрядах, религиозных течениях и об искусстве. Но эти две стороны духовной жизни за последние лет сто основательно разошлись и почти не соприкасаются: там и там есть свои жрецы и апологеты, которые профессионально окучивают свои грядки… Вы собираетесь на форуме их снова объединить? В отдельно взятой республике? – Нет, стремление человека к поискам Бога и единой системы мироздания – это вечная тема. Оно возникло, как только человек осознал себя, и продолжается до сих пор. Это не желание отдельного индивидуума, я это называю коллективным бессознательным человечества. – Акции «Земля», «Вода», «Гора», предшествовавшие форуму, были примером проявления этого коллективного бессознательного? – Наши акции – не примеры, а механизмы его пробуждения, поиски контакта с коллективным бессознательным народа. Человечество испокон веков прибегало ко всякого рода обрядам, ритуалам, связанным с природой и природными циклами. – Да и сейчас прибегает: первомайская демонстрация, например. А чем массовое восхождение на гору в связке друг за другом отличается от хождения в колоннах? – Внешне ничем. Цель одна – собрать народ. Отличие глубинное – стремление к единению. Либеральные постулаты об индивидуальности, приоритете личности, свободе выбора и так далее, почитаемые на Западе, это все правильно, но самое глубинное, идущее из подсознания – это стремление к единению духовному, ведущему к единению с Богом. А единение людей с Богом происходит через природу. Человек – творение Природы, поэтому, когда люди поднимаются высоко на гору, связанные друг с другом саломой, (а салама – это не простая веревка, она сплетена из конского волоса и украшена цветными лоскутками), то это, если говорить современным языком, НЛП (нейролингвистическое программирование). Без подобных акций наши воспитательные меры и призывы типа «Береги лес от пожара!», «Вода – наше богатство!» и так далее останутся пустым звуком. Нет другого механизма контакта с природой, кроме таких обрядов. И первого мая народ выходит на улицу не из любви к власти, а для единения друг с другом и с природой, потому что весна наступила. Конечно, есть в демонстрации и элементы карнавала, а карнавал – это тоже древнейший ритуал. Например, карнавал смерти в Мексике. Смерть неизбежна, но на карнавале народ смеется над смертью, и в этом тоже проявление коллективного бессознательного. – Мексика далеко, давайте вернемся к ысыаху. Найдены корни, восстановлены обряды, достигнута массовость. Но, на мой взгляд, он все больше становится не столько народным, сколько корпоративным и даже государственным праздником, судя по официально учрежденному выходному дню. – Скажем так, ысыах сейчас переживает период возрождения и становления. На первом этапе основным моментом была театрализованность праздника. На ысыах смотрели, как на театр. За это со стороны ортодоксальных ревнителей древних традиций на меня шли нападки. Но я сознательно шел этим путем. Зачем? Чтобы не отторгнуть самих якутов, которые не знали своих ритуалов, тем более русских людей и представителей других национальных культур, чтобы они увидели красоту этого действа, заманить их зрелищностью. – По-моему, абсолютно правильный ход. Мне, например, ысыах интересен как наиболее яркое проявление самобытных культовых традиций народа саха, которые я воспринимаю как часть мировой культуры. – Все обряды народа саха, которые происходят на ысыахе, перекликаются с теми, что мы видим во время службы в православной церкви, только вместо вина – кумыс, вместо кадила – махалки, а священный огонь – это лампады и свечи. Все очень близко. Ысыах пережил уже этап театральности, теперь он стал ысыахом Олонхо. Назвав его так, мы подчеркиваем его эпические корни. С другой стороны, говоря ысыах Олонхо, мы говорим об обрядовости, ритуальности этого праздника, более истинной, близкой к его древней сакральной сущности, что очень важно для самоидентификации народа. Некоторые говорят, что надо отказаться от театральности в пользу соблюдения чистоты древних традиций, но я считаю это неправильным, потому что праздник в Якутии должен быть многонациональным. Очень важно вызвать интерес к происходящему у представителей других народов, воспитанных на иных культурных традициях. Раньше они были в роли зрителей, а нужно вовлечь их в действо, сделать не просто участниками, а сотворцами обряда. Поэтому предстоящий Республиканский ысыах Олонхо в Мирном имеет особое значение, поскольку Мирный – город многонациональный, там другая среда, где сохранились еще элементы советского общества. В Мирном празднование должно обрести новый статус — показать, что ысыах шагнул за пределы одного этноса. Для этого мало показать мирнинским зрителям красоту якутских традиций, миссия ысыаха в Мирном в том, чтобы разбудить в них интерес и к своей народной культуре. Сейчас много говорят о самоидентификации нации, но самоидентифицироваться можно только опираясь на то, что есть. А что у нас есть? Праздники! У русских – Масленица, у татар и башкир – сабантуй, у якутов – ысыах. И если русские, украинцы, белорусы, татары увидят в ысыахе похожие черты, это здорово! Александр КСАНФ. «Литерра»
Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

ТОП

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют