bookmark
10:11 07.11.2016

Выживший: 43 дня провел в тундре житель села Колымское Егор Тарасов

РИГ SAKHAPRESS.RU 2 сентября мужчина выехал на лодке за дровами из оленеводческой бригады № 9 общины «Турваургин», заблудился в тумане, уплыл в другую сторону и пропал. Вначале оленеводы искали его своими силами и только 8 сентября обратились в единую диспетчерскую службу поселка Черский.

9 сентября вертолет со спасателями вылетел на поиски пропавшего. Три дня они облетали местность, Тарасова искали оленеводы из других бригад, но тщетно. Мужчина как в воду канул. Егора искали несколько дней, по-том поиски свернули.

Всё, сгинул человек. А Тарасов тем временем не сдавался.

ВЫЕХАЛ НАЛЕГКЕ

Плутая по тундре, Егор Иванович прошел почти 120 километров. Он пересек походскую и халарчинскую тундру, прежде чем ему посчастливилось наткнуться на охотничью заимку, носившую следы недавнего посещения людьми. Там Тарасов и остановился, надеясь дождаться хозяев.

Так оно и вышло: 14 октября его обнаружили приехавшие на «осеневку» (заготовка рыбы на зиму) рыбаки. Хозяин участка Дмитрий Слепцов тут же сообщил в администрацию Колымского о том, что Тарасов найден. Искать его к этому времени уже пару недель как перестали.

15 октября незадачливого «путешественника» доставили в больницу поселка Черский. В тот же вечер добрая весть облетела не только Нижнеколымский район, но и всю республику. Все были поражены упорством и волей к жизни 51-летнего мужчины, который полтора месяца выживал в тундре без припасов и теплой одежды!

Анастасия АНТИПИНА, старшая дочь, живет с семьей в поселке Черский:

— Отец наш не оленевод, как пишут в СМИ. Просто в этом стаде чумработницей трудится наша мама, и он в августе поехал к ней. Мама, как вышла на пенсию, каждое лето выезжает с бригадой племянника, с нашим двоюродным братом, в оленеводческое стадо, чтобы набраться энергии на природе, кочуя с оленями по красивым местам. Там ведь даже море есть — Восточно-Сибирское! Оленевод бы на его месте, конечно, не заблудился, а папа всего два раза выезжал с ними, на море не попадал, для него эти места малознакомы.

В тот раз стадо кочевало сначала у моря, потом ушло на озеро Становая и дальше. Тундра — не тайга, с дровами очень плохо, поэтому отец и решил съездить на лодке за хворостом. На свою беду попал в густой туман и не на то русло свернул. Вот с этого всё и началось. В совсем другое место уехал — потому облет с вертолета и не дал результата.

Искали-то его в радиусе 30 километров и совсем в другом месте. Отец говорит, что даже не слышал звука вертолета. К тому же и видит плохо. Не рассмотрел билайновскую вышку возле Походска, прошел мимо, а там поселок совсем рядом! Правда, Походск в низине стоит, его трудно увидеть.

— Как чувствует себя сейчас Егор Иванович?

— Потихоньку приходит в себя после операции.

— Операции?

— Ему удалили концевые фаланги пальцев на ногах. Тем не менее, чувствует себя уже хорошо, ходит сейчас на перевязки. Лечащий врач поражается тому, как он не простудился и не заболел, будучи без теплой одежды. Он же ушел налегке, ни ружья, ни ножа при себе не было. Одет был в байковую рубашку, ветровку, теплые штаны и болотники. С собой только пачка сигарет и спички.

Сигареты, естественно, выкурил, оставались три спички, но и они отсырели, остался без огня. Говорит, что особо курить не хотелось. С ним, кстати, собаки были, но они убежали. Он подождал их в лодке, потом решил, что сидеть нет резона, и пошел наудачу. Шел вперед, верил, что рано или поздно наткнется на какую-нибудь избушку. А там уже можно и подождать хозяев, которые обязательно приедут на «осеневку» заготавливать рыбу на зиму. Так в итоге и вышло.

— Как он ухитрился не замерзнуть ночью? В сентябре в Арктике неподготовленный человек запросто может погибнуть.

— Отец не спал. Боялся, что просто не проснется. Так, минут 5–10 передохнет. Днем спал, когда солнце... Мы до последнего верили, что папа вернется. Он всегда смотрит экстремальные передачи по телевизору, удивлялся, как люди в таких условиях выживают. И вот сам оказался в роли такого персонажа. Рассказывает, что потерял счет времени. Только в избушке по радио узнал, что на дворе уже октябрь, а вышел-то он 2 сентября. Получается, что на домик он вышел примерно 6 октября. А потом через три дня обнаружил спидолу и узнал дату. И с этого момента стал отмечать на листочке число. Почти две недели жил в избушке в ожидании хозяев. Ходил за дровами, за водой, топил печь.

— Что помогло ему не пасть духом?

— Он говорил, что все время думал о нас, своих детях, маме, о своей матери. В общем, обо всех нас... Нас в семье трое. Я старшая, потом Сардана, она живет в Якутске. Младший Олег учится в музыкальном колледже. Хотя сначала была только одна мысль: дойти до какого-нибудь жилья, чтобы выжить. Ведь с каждым днем становилось все холоднее, мог повалить снег. И тогда ему конец. Еще повезло: погода как будто оберегала его. Стояли теплые дни, бабье лето. А едва только он нашел кров, пошел снег. Выпал бы раньше — кто знает, как всё обернулось бы… Две недели жил в надежде, что люди на заимку приедут. А однажды вышел на улицу — а там его одноклассники стоят. И они от радости дара речи лишились. Рас¬сказали, что все ищут его, а он здесь у них лежит, загорает. В общем, все село радовалось, что он нашелся.

— Егору Ивановичу очень повезло, что это был не заброшенный балок, а хозяева чтят народные традиции — оставляют для заблудившихся какие-то припасы.

— Да. Это очень хорошая традиция, когда в таких маленьких заимках охотники, рыбаки оставляют небольшой запас еды, дров, обязательно спички. В избушке нашлись крупа и мука. Отец варил себе кашку, пек оладушки — так и продержался. А в тундре, пока шел, — ел морошку, бруснику, поджаривал грибы на прутике.

Сардана РОЖКОВА, средняя дочь, проживает в Якутске:

— О том, что случилось, мы узнали не сразу — родители же там, в тундре, без связи были. Новостями обменивались по старинке, через письма, которые они отправляли оказией через кого-нибудь. А тут только 8 сентября узнаем, что отца нет почти неделю, что мать сама каждый день его ищет. Забили тревогу, стало страшно… Я здесь, в Якутске, на поиски отца подняла всех, кого знала. Обратилась в Службу спасения к Николаю Находкину, Владимиру Членову, Сахамину Афанасьеву. И если в первую неделю после обращения велись поиски, то потом все опустили руки. Мы попросили попутно сделать повторный облет, использовать «беспилотники». Мне говорили, что они есть, но задействованы в другом месте… Обратилась даже в Хабаровск, много писем писали, но безрезультатно — поиски были прекращены. Никто не верил, что он мог так далеко уйти и так долго продержаться.

— Говорят, и к экстрасенсам обращались?

— Да, в отчаянии обратилась к известным участникам «Битвы экстрасенсов». Все по-разному говорили. Кто-то, что его видят в воде, другие, что рядом с ним животное. А там как раз рядом с ним ходили три медведя. Только знаете что? Все они неправильно говорили. Ничего не подтвердилось. Только одна женщина сообщила, что видит его в каком-то домике, что он весь закутанный.

— Полтора месяца в тайге для неподготовленного человека, без припасов и теплой одежды — верная смерть.

— Я хоть и не верила до конца, что он погиб, все равно по сей день в шоке, не могу отойти от всего пережитого. У меня мировоззрение поменялось. Я впервые поняла — по-настоящему, — насколько дороги нам наши родители, насколько я люблю своего отца.

— Сам он не желает рассказывать о своей одиссее?

— Отец — очень скромный человек, он не ожидал, что окажется в центре внимания. Говорит, что ничего геройского не сделал, просто старался выжить. А я смотрю на него уже другими глазами, для меня — он герой. Я так люблю тебя, папа. И теперь хочу, чтобы вы вместе приехали в Якутск и полностью обследовались. Они же такой стресс перенесли, естественно, и отец, и мама.

ПОЧЕМУ БРОСИЛИ ИСКАТЬ

Обычно в случае пропажи людей в Якутии поисковые работы организуются очень умело и толково. Но в случае с Егором Тарасовым складывается прямо противоположное впечатление. Плохо развертывались, без энтузиазма искали, быстро оставили попытки найти человека. Или так только кажется?

Николай НАХОДКИН, руководитель Службы спасения Якутии:

— Как раз в сентябре в Нижнеколымском районе создано федеральное подразделение со штатом 10 сотрудников. Они только заступили на службу, и вот такое случилось. Это новый и неопытный коллектив, да и оленеводы обратились к ним достаточно поздно — спустя шесть дней. А за это время человек мог пройти куда больше 30-ти километров, следовало расширить радиус поиска.

Иван СУЗДАЛОВ, глава Нижнеколымского улуса:

— Как не искали?! Никто не прекращал поиски, они все время продолжались. Его же много кто искал. Федеральная, республиканская, наша местная службы спасения. И не только облеты делали, но по нескольку дней тундру прочесывали. Были задействованы снегоходы, моторные лодки, соседние оленеводческие бригады. Очень много народу было задействовано. Просто он же совершенно в другую сторону ушел от места кочевья — километров на 90, если напрямик… Когда Егор Иванович нашелся, я был у него в больнице. Он сейчас восстанавливается. Молодец! Это мужественный человек, который не растерялся в такой ситуации. Такова жажда жизни!

"Якутск вечерний"

Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

ТОП

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют