bookmark
09:34 11.11.2016

Качество питания в якутском доме престарелых улучшилось после вмешательства прокуратуры

РИГ SAKHAPRESS.RU За последние дни подопечные Республиканского дома интерната для престарелых и инвалидов в Якутске получали достаточное питание. Об этом рассказала корреспонденту DV инициатор коллективной жалобы президенту Владимиру Путину Людмила Степанова.

«Сегодня давали вермишелевый суп с тушёнкой. Мяса было достаточно. На второе была гречка с тефтелями. На полдник была сосиска в тесте. Теперь вечером в девятом часу нам выдают ночной рацион — бутерброд с колбасой или вкусное шоколадное печенье и горячий чай. За последние три-четыре дня вот такие изменения», — рассказала Степанова.

«Народ взбодрился. Я пришла на полдник, все меня поздравляли, говорят: „Мы тобой гордимся“», — отметила пенсионерка. По её словам, раньше стариков кормили холодным супом. «Было так: мы приходим на обед, а суп остыл. Второго совсем чуть-чуть: хлеб, картошка, немножко мяса, — никаких витаминов. Люди вроде обедали, и в то же время как будто ничего не ели», — пожаловалась Степанова.

«Теперь они ставят кастрюлю с горячим на тележку и развозят от стола к столу», — продолжила пенсионерка.

Прокурорская проверка также выявила, что в интернате не соблюдали нормы выдачи нательного белья и одежды. «Байковый халат на четыре-пять лет, тапочки на три года, варежки с 2009 года не выдавали. А уж о пальто или хорошей куртке можно не мечтать», — рассказала Степанова.

По её словам, руководство интерната объясняет невыдачу новой одежды нехваткой финансирования. Пенсионерка решила написать коллективное письмо Путину после того, как на завтрак дали недоваренную манную кашу. «Я с этой кашей пришла в кабинет к заведующей и говорю: „Вы что нас за свиней держите? Что это за каша такая: ни молока, ни масла, ни соли, ни сахара?“ Мне ответили: „А что посолить нельзя?“ Я просто оскорбилась», — вспоминает Степанова.

После резонансного письма Путину, в интернат нагрянули с проверкой чиновники минтруда и соцзащиты Якутии, депутаты госсобрания (Ил Тумэна), ОНФ и прокуроры. После этого руководство интернета неоднократно беседовало с пенсионеркой. «Спрашивают: зачем, почему… говорят, не надо было. Я всю ночь не спала, мне было плохо», — отметила Степанова.

Сейчас она старается проводить свободное время в гостях у подруги дочери. «Мне сейчас не хочется возвращаться в интернат. Напряжённая обстановка там», — посетовала пенсионерка. Она поступила в интернат этой весной через соцзащиту.

«В дом престарелых я попала, потому что у нас отняли квартиру», — пояснила пенсионерка. В 90-е она работала на подсобном хозяйстве завода железобетонных изделий в якутском посёлке Кыл-Бастах. «Директор завода дал нам жильё. Потом дочка уехала в Приднестровье к мужу вместе с внуком. Но началась война, и они долго не могли вернуться, — вспоминает Степанова.

— В 2005 году я съездила к ним. Вернулась в Якутию, а квартира занята. И остались мы на улице». «Дочь переехала в Якутск три года назад, работает администратором в гостинице. Там и спит, деваться некуда, — продолжила Степанова. — Ей некогда меня навещать. Она звонит узнаёт, как дела. Внук Дима окончил Жатайское речное училище, отслужил в военно-морском флоте. Ему дали комнату в 20 м² в бывшем заводском общежитии».

Пенсия у Степановой 13 тыс. рублей, 75% которой забирает дом интернат на содержание. На руках у неё остаётся чуть больше 3 тыс. рублей. Всего в Республиканском доме престарелых живут 147 стариков.

По данным прокуратуры, пенсии постояльцев направляли не на улучшение условий проживания, а на повышение квалификации сотрудников, юридические консультации и вывоз мусора. В учреждении также не соблюдали нормы выдачи нательного белья и одежды.

В администрация дома престарелых заявили, что в учреждении «нет серьёзных нарушений».

РИГ SAKHAPRESS.RU следит за развитием событий.

Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

ТОП

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют