bookmark
13:42 10.09.2011

Гений... Кем вырастают вундеркинды?

РИГ "SakhaPress.Ru" "Гений!" - о Сергее в нашей школе отзывались только так. Не иначе. И полушепотом. И с придыханием. Особенно если в это время он шел по коридору, как всегда задумчиво склонив набок свою златокудрую головку... Наверное, Сережу при рождении судьба и впрямь поцеловала в темечко, потому что человечком он получился на редкость удачным. В детском саду, пока сверстники, галдя и ссорясь, возились с пластилином и выкладывали мозаичные узоры, он тихо сидел в уголке - решал примеры из учебника арифметики для начальной школы... В первом классе же, пока однокашники нетвердой рукой выводили в прописях корявую цифирь, он решал их уже за второй - две четверти подряд. После новогодних каникул,  посовещавшись с Сережиными родителями и инспектором гороно, учительница предложила ему учебник за третий класс. И хотя вариант с экстернатом его мудрые родители отклонили - "у ребенка должно быть нормальное детство!" - отныне школьные науки Сергей проходил по особой программе. А заодно мимоходом и между делом брал призовые места на всевозможных олимпиадах... "Гений..." - провожали его взглядом девчонки. Впрочем, во взорах их, кроме привычного уважения, не читалось боле ничего, ибо какое же удовольствие влюбиться в счетно - вычислительную машину? По той же самой причине ни один школьный хулиган никогда  не пытался выяснять с ним отношения на кулаках, хотя задиристые, как молодые петушки, мальчишки наши дрались друг с другом по любому поводу. Сережу уже давно воспринимали не иначе как местную достопримечательность. Такую же, к примеру, как танк на площади Победы. А кому же придет в голову мутузить танк? От Сережи ждали чуда. И это чудо должно было случиться в его будущем. "У этого парня большое будущее!" -- со значением говорили все: от директора до технички. И потому, когда Сережа Румянцев с первой попытки и безо всякого блата поступил в Московский институт международных отношений, народ понял: чудеса начались... ...У меня есть нечто вроде Божьего дара: за тридевять земель от дома встречать знакомых на каждом шагу. В Якутске мы можем не видеться годами, зато в необъятной Москве случай непременно сведет лоб в лоб. Вот именно так, почти двадцать лет спустя после прощального школьного вальса, я налетела в метро на сутулого мужичка в старомодных роговых очках. Мужичок обернулся на мое "извините!", и я ойкнула второй раз: "Гений!". ...Годы людей не красят - это верно. Но что же они сделали с ним! Судя по остаткам волос, жидким венчиком обрамлявшим солидную плешь, златокудрость на нет сошла уже давно. Да и не золотом отливала чахлая растительность на его голове -- ныне она была тоскливо-пегой от седины, нахально изменившей Серегин природный колер. Щуплые плечики, не облагороженные в свое время мускулами физвоспитания. Понурая спина... И только все тот же вечный полунаклон головы... Ну, здравствуй, гений! Только как же связать воедино тебя, чудеса и это грязное метро? Два десятка лет своей жизни, о которой никто из нас все это время не знал ничего, он ужал до пяти минут сухого рассказа. Пробежал по ним бесстрастным пунктиром: защитился, распределился, стажировался, обосновался... Уже потом, в следующую нашу встречу, которая случилась не мимоходом и не на бегу, потихоньку начал оттаивать. Так новогодняя ель, внесенная в теплую комнату с мороза, постепенно  выправляясь, по очереди протягивает людям свои скукоженные морозом ветви... Он и на самом деле поступил тогда в МИМО. И даже закончил его, став востоковедом. И все. На этом чудеса в его жизни почему-то  закончились. Феерического взлета карьеры не случилось: пока бывшие однокурсники закреплялись в посольствах и консульствах, он, сунув диплом  в дальний ящик стола, решил попробовать себя в бизнесе. Это увлечение такое было тогда у советских граждан периода ранней перестройки - бизнес! В нем пробовали себя тогда многие. И многие прогорали. Даже природная склонность к точным наукам и безупречная логика не помогли Сергею вычислить в новоиспеченных партнерах завзятых "кидал". А когда бритоголовые ребятки передали ему привет от кредиторов, требующих возврата огромного долга, пришлось срочно продавать однокомнатную квартиру - подарок родителей... Впрочем, своенравная Фортуна, уж если кого однажды полюбит, улыбаться ему может до бесконечности. Даже после того, как лопнуло по швам Серегино предприятие, верный случай поправить дела выпадал ему еще не раз. Друг звал в фирму -- "оборонку", финансируемую американцами, -- Сергея плотный график не устроил... Двоюродный брат предложил возглавить филиал своей фирмы - нужно лишь было сменить Москву на Тамбов. Сергей решил: "Тамбов - не вариант!" - да так ему больше и не перезвонил... Наконец, бывший однокашник однажды чуть не женил Серегу на засидевшейся в девках дочке одного из чиновников МИДа, после чего карьеру его автоматически можно было бы считать состоявшейся, но Сережа ни с того ни с сего вдруг проявил в столь деликатном деле такую принципиальность, что все так и остались на своих местах: дочка с ее номенклатурным папашей в элитном доме на улице Грановского, а он, скромный референт одного хиреющего НИИ, - в разваливающейся коммуналке на окраине Москвы... Впрочем, не в должностях и квартирах, конечно, дело. Совершенно счастливым человеком, пребывающим в абсолютной гармонии  с собой и миром, можно ощущать себя, даже будучи египетским феллахом, живущим в картонной коробке... Но в том-то и беда, что гармония Серегину душу покинула уже давно. Словно калифорнийский червь, обращающий все встречное в труху,  снедал ее вопрос, на который он так и не находил ответа: "почему?". Почему из него ничего не получилось? Почему надежды так и остались надеждами, а шансы, которые ему в изобилии дарила жизнь, всегда с успехом воплощал кто-то другой? Возможно, менее талантливый, но зато более успешный... ...А и в самом деле, отчего так бывает? Почему гордость школ - записные отличники -- потом пополняют многочисленные ряды никому не известных инженеров, экономистов, программистов и проч., проч., проч., честно выполняют то, что должны выполнять в соответствии  со своими служебными обязанностями, и, в конце концов, отбывают на пенсию, так и не оставив, вопреки  ожиданиям, после себя ничего мало - мальски значительного? Зато завсегдатаи педсоветов -- троечники и двоечники - потом частенько становятся гордостью нации. Как, например, Бетховен, который за всю жизнь так и не смог освоить таблицу умножения. Или Эйнштейн, которого категорически отказывались принимать в школы по причине "задержки умственного развития". А величайший математик Пуанкаре, кстати, не мог произвести в уме даже нехитрые подсчеты, так как тут же забывал все числа... Почему не всем из одаренных детей удается реализовать свой талант во взрослой жизни? Педагогов и психологов всегда волновал этот вопрос. Однако к общему мнению им не удалось прийти и до сих пор. Кто-то считает, что успех - это всегда сумма многих обстоятельств: наличия воли, трудолюбия, некоей упертости и счастливого случая в судьбе. А кто-то полагает, что пятерки в аттестате вообще ни о чем не говорят. Истинно талантливым ребятишкам частенько сопутствует десинхрония развития: дефекты речи, неровный почерк, плохая память. И как следствие -- "пары" за чтение, русский язык и арифметику... Кстати, примерно то же можно сказать и про американскую причуду - коэффициент интеллекта IQ. Дотошные янки, привыкшие вести учет буквально всему, и тут собрали любопытную статистику: оказалось, что практически никто из тех, кто когда-то в колледже показывал высокий IQ, в жизни не достиг серьезного успеха... Конечно, история жизни у каждого своя. Но вот ведь что интересно! Жизненные победы человек обычно приписывает исключительно собственным усилиям. Поражения же всегда объясняет преградами извне. И кто виноват в том, что не у каждого достает сил их одолеть?.. А этих преград последние двадцать лет в нашей стране было столько... Причем, начиная с главной - перестройки. Согласно социологическим опросам, именно на нее, как разрушительницу привычного течения жизни, многие до сих пор продолжают списывать крушение своих планов, карьер и надежд. На это сетуют и пожилые, кого перестройка захватила на пике карьеры, и молодые, кто в ту пору еще только-только оперялся. Да, безусловно, судьба человека - результат его собственных усилий. Но кто виноват, что далеко не каждому из нас - в силу  стереотипов, принципов или  воспитания -- удалось вписаться в новые правила игры, по которым вдруг решило заиграть родное государство... ..."И что во мне не так?" - он недоуменно пожимал плечами. "Брось! Не рефлексируй..." - сказала я ему на прощание, пытаясь хоть как-то утешить. - "Главное, что ты жив. Каждый день солнце видишь. И целая жизнь впереди!" "Ага!" - кивнул он. И к чему-то добавил: "Если бы все вернуть!.." Елена ВОРОБЬЕВА. РИГ "SakhaPress.ru"
Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют