bookmark
11:01 16.02.2012

Дайджест СМИ: Жилье для бедных

[caption id="attachment_58581" align="aligncenter" width="800" caption="Семья Ольги Джалоловой"][/caption] РИГ SAKHAPRESS.RU В редакцию обратились две женщины. Впрочем,  они не в первый раз обращаются в СМИ, разные инстанции, включая предвыборные штабы кандидатов на пост главы города. Такую активность они проявили в отчаянии. Ведь их выселяют… Бывшая деревянная школа №11 на Бестужева-Марлинского, 64. Здание на первый взгляд непригодное для проживания. Старое, покосившееся… Рядом живописно высится помойка. И за это жилье, за эту халупу держатся люди. Поднимая на ноги всех, кого только можно. М-да, становится страшно за город Якутск, за его бездомных жителей… Эта школа – маневренный фонд. Здесь обитают погорельцы, другие неожиданно лишившиеся жилья люди. Внутри не менее страшно, чем снаружи. Темный коридор без освещения, покосившиеся страшные двери. Стучусь в дверь первой жалобщицы, кстати, добротную железную… Мы хотели еще седьмого… В доме у Ольги Джалоловой, матери шестерых детей (троих мальчиков, троих девочек), неожиданно хорошо и уютно. Бедно, но уютно. Она совершила в глазах УМЖ – управления муниципальным жильем (так по старинке называют Департамент жилищных отношений города) – страшное преступление. Самозахват! Заняла большой класс и соседние помещения. Здесь все отремонтировал папа большой семьи. Большой класс поделил на три комнаты. Получилась многокомнатная квартира. Не чувствуется, что семья – бедная, какая-то асоциальная. Она – многодетная, и, увы, бездомная. Рассказывает Ольга Алексеевна: - Я родилась в Якутске, у нас с бабушкой была квартира, но двоюродная сестра обманом выгнала нас на улицу. Когда вышла замуж, где только не ютились – снимали жилье на ГРЭСе, жили в вагончике, в бараке, зараженном грибком. В отчаяние я обратилась в управу Промышленного округа. Одна добрая женщина, ее фамилии сейчас не помню, сказала, что здесь полно пустующих помещений. Я и заселилась. Сами видите, нам тяжело снимать жилье, практически невозможно. Нам было бы легко решить проблему, если бы нам предоставили участок. Муж занимается строительством в качестве индивидуального предпринимателя. С друзьями за лето бы построил нам дом. Но, увы, с земельным комитетом отношения тоже не сложились. Мне дали было участок, а он оказался в чужом владении. Это было еще в 2006 году. Потом когда был заявительный порядок, я находила 3-4 участка. Каждый раз делала кадастровый запрос, топосъемку (а это тоже деньги), но ни один участок за мной не закрепили… Ольга Джалолова хотела бы, чтобы ее оставили в покое, пока она не решит проблему с участком и строительством нового большого дома. Что интересно, в большой семье могло быть семеро детей. Но не сложилось. Ольга об этом жалеет. - Вы с ума сошли! – не удержалась корреспондент. – У вас жилья нет, а вы все рожать хотите! Ольга улыбается: - Это так здорово — дети… Троих отправила в деревню, уже скучаю… Бегом от туберкулеза! Белла Суркова – тоже самозахватчица. Никакого права проживать в маневренном фонде у нее нет. Ведь есть квартира… Впрочем, скорее, не квартира, а комната в разваленной «деревяшке» по улице Р.Зорге. Белла Борисовна ждет ребенка. Первенец два раза в общей сложности почти полгода провел в больнице по тубконтакту. Дело в том, что в соседней комнате жил больной туберкулезом, он умер… - Я поняла, что жить там опасно, — говорит Белла Борисовна. – Тем более, что скоро родится второй. Снимать жилье мы не можем. Я не работаю, а муж в Якутске не прописан, поэтому работу нашел кое-как, зарабатывает 15 тысяч рублей в месяц – не то, что на съем квартиры не хватает, едва сводим концы с концами… Но   Белла, как и Ольга, не хочет оставаться в маневренном фонде навсегда. Можно получить по программе для молодых семей 500 тысяч рублей плюс материнский капитал. Денег хватит на приобретение квартиры… - Дали бы нам здесь пожить, пока мы проблему не решим, — резюмирует она. За соседней стенкой и здесь заселился туберкулезный больной. Об этом она узнает от соседки Ольги прямо в присутствии корреспондента. Видели бы вы, читатели, в этот момент ее лицо… Тупик, еще тупик Директор Департамента жилищных отношений  ГО «Город Якутск» Анна Александрова прекрасно знает ситуацию по обеим семьям, и потом корреспонденты ее уже по этому поводу «осаждали». На вопросы «ВП» отвечала довольно-таки жестко – тоже вопросами. - А что вы хотите? Чтобы департамент нарушал закон? Сами же отлично понимаете, что они не имели права туда заселяться! Или правовая газета готова призвать к тому, чтобы люди самозахватами занимались? М-да, лучшая защита – это нападение… Но ведь права Анна Николаевна, закон нарушать нельзя. А если по справедливости обойтись с Джалоловыми и семьей Беллы Сурковой? Увы, тоже не получается. Только за декабрь прошлого года, февраль нынешнего в Якутске сгорело шесть домов! Шесть! 74 семьи остались без крова. 206 человек на улице без жилья, без одежды, без мебели, без посудной утвари. Без ничего! Куда их девать? А куда девать еще 400 семей, которые «горели» до этого. Анна Николаевна говорит: - Я же не выгоняю Джалолову и Суркову немедленно, хотя для меня, как руководителя, это риск. В любой момент пожалует прокуратура, внесет представление, не исполнять которое не имею права. Джалоловым придется потесниться. Пусть живут в одном классе, где у них перегородки. Я стала выселять их только потому, что они начали расширять «территорию». Так тоже нельзя, сами видите, какая у нас в городе ситуация по пожарам. Белле Сурковой я дала срок до апреля. Пусть срочно приватизирует комнату на Зорге, продаст ее, купит такую же. Все это реально быстро сделать. Главное, она сможет прописать мужа, последний сможет найти работу получше… Анна Александрова была в бывшей школе буквально в конце прошлой недели. Конечно, знает, что жильцов комнат на Бестужева-Марлинского такой выход из ситуации не устраивает. Представляете, для кого-то комната в развалившейся деревянной школе – предел мечтаний! Сердце сжалось от таких вот жизненных тупиков... - А вы приходите ко мне в понедельник прямо на прием граждан, убедитесь, что людей, из-за которых сердце сжимается, много. Убедитесь, помочь мы можем только тем, у кого есть на это ЗАКОННЫЕ основания… На приеме В понедельник на прием в Департаменте жилищных отношений я опоздала из-за разных дел. Когда заходила, из кабинета вышел человек в марлевой повязке. - Зря опоздали, - сказала Анна Александрова. – Только что заходил человек с открытой формой туберкулеза. Мне его некуда девать… Сильно захотелось бежать в аптеку за марлевой повязкой. Но постеснялась. Люди ведь работают, и ничего, не боятся. Во всяком случае, ни Анна Николаевна, ни два молодых специалиста, которые записывали все «хотелки», никакой брезгливости не обнаружили. Следующими зашли три дамы, мама и две дочки. Очень красивые, ухоженные, в норковых шубах. Неужели и им требуется жилье? Как оказалось, да. Они – погорельцы. Мать компенсацию получила, две дочки до сих пор судятся. - Мы три года уже скитаемся по съемным квартирам. Платим ежемесячно 15 тысяч рублей. Вы наш вопрос не решаете, поэтому мы нашли трехкомнатную бесхозную квартиру на улице Хабарова. Вам нужно ее за нами закрепить… - Не буду ничего закреплять! – ответила Анна Николаевна. Оказалась, квартира не такая уж и бесхозная. Супруга покойного хозяина судится за нее. После отказа три дамы подняли такой ор, что аж страшно стало! Старшая дама стала насылать проклятия не только на Анну Николаевну, но и на ее детей, прикрываясь именем Бога, что для православного вообще недопустимо. Одна из дочерей сказала: - Мое терпение кончится, в один прекрасный день вас вывезут в лес и закопают… Конечно, от такого у корреспондента глаза стали больше очков. Анна Николаевна сказала: - Они сейчас при вас себя еще прилично ведут. Иногда тут до такого доходит, что приходится милицию вызывать… После скандальных дам зашла скромная тихая девушка. Энергетики передали городу ведомственное общежитие, но закрепить за посетительницей жилье департамент отказался. Ведь у нее в собственности квартира, а жилье муниципалитет дает только бездомным. - В этой квартире живут мои родители. Квартиру записали на меня, чтобы была возможность получить кредит, ведь они – старики, переехали из Анабара, кто на них ипотеку оформит? Оказалось, у девушки ребенок-инвалид. Если бывшее ведомственное жилье не закрепить за ней, она останется на улице. Анна Николаевна пообещала снова поставить вопрос на жилищной комиссии. Потом в кабинет пришли бабушка с дочкой. Они – погорельцы с того самого дома на улице Кулаковского, который горел совсем недавно и весь город наблюдал за этим в Интернете. В прессе написали, что дом готовился к расселению ГУ «Государственный заказчик». Но, оказалось, сие не совсем правда. У госзаказчика денег нет, и в ближайшее время не предвидится. Погорельцы все сейчас на улице. Бабушка просит у департамента отдельную комнату в маневренном фонде (в той самой школе) для сына-пьяницы, жить с которым просто невозможно.  Анна Николаевна соглашается помочь. Следующая посетительница – еще одна скромная девушка. Просит закрепить за ней жилье на улице Якутской. Посмотрев в паспорт, директор департамента строго сказала: - У вас нет городской прописки. Мы вами заниматься не будем… Только в ходе разговора выяснилось, что девушка из Кыллаха Олекминского улуса, того самого постоянно тонущего в наводнение Кыллаха. Получив «переселенческие» деньги, купила дом, но он сгорел. - Так это другое дело… Вы же погорелец! Следом пришла молодая женщина. Муж умер, а она не успела прописаться. Молодой человек пришел просить за брата, чья квартира, тоже сгорела, но у семьи, как оказалось, есть две квартиры – четырехкомнатная и однокомнатная. Получил отказ. Прием закончился неожиданно хорошо. Пришел мужчина, отец пятерых детей, двух своих, трех усыновленных. Семья выселялась по суду дважды. В первый раз стали жертвой мошенника, который сумел доказать, что деньги за квартиру не получал. Во второй раз – жертвой обстоятельств. В департаменте ему дали квартиру на Свердлова. Такую жуткую развалюху, что ее обсуждало все интернет-сообщество Якутска. И оно же помогало с ремонтом. По просьбе департамента подключились и предприятия города. Когда квартиру восстановили, объявились хозяева, которые ее когда-то бросили. Снова суд, снова выселение. Анна Николаевна сказала посетителю: — Мы изыщем средства, а вы найдите трехкомнатную квартиру КПД, сами понимаете, нужно подешевле… Обалдевший многодетный отец, видимо, не совсем понял своего счастья. Он даже не поблагодарил. Как-то растерянно вышел из кабинета… Представляю, какая дома поднимется суета, как будут радоваться пять ребятишек! Вместо заключения Мы хоть и поняли, что департамент для наших двух женщин – Ольги Джалоловой и Беллы Сурковой – ничего сделать не может, но не теряем надежды им помочь. Для Джалоловых отправим запрос в Комитет земельных отношений, пусть поторопятся с выдачей земельного участка. А вот для Беллы Сурковой найдем путь до Роспотребнадзора и прокуратуры. Туберкулез – это опасно для беременной женщины и ее семьи. Саргылана КЫЧКИНА "Ваше право"
Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

ТОП

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют