bookmark
01:19 02.03.2012

Дайджест СМИ: Вышедшие из огня

РИГ SAKHAPRESS.RU За декабрь прошлого года -- февраль нынешнего сгорело шесть домов. Шесть! Это 74 семьи без имущества, без одежды, без запасов продуктов, а, главное, без крыши над головой. Есть семьи, у которых есть утраты пострашнее. Погибли их близкие. Как погорельцам выжить? Куда им идти, что с ними будет? Куда их поселят? Это очень острая проблема для нашего города. Но каково же было наше изумление, когда к нам в редакцию обратились люди, которые стали погорельцами больше 10 лет назад! И их проблема до сих пор не решена! Они живут в том самом маневренном фонде, в который их заселили при Царе Горохе… Боятся сгореть повторно Обратились жильцы дома по улице Шавкунова, 61. У многодетной матери Екатерины Новиковой дом сгорел еще в 1997 году, то есть 15 лет назад! Людмила Касьянова лишилась жилья в 1999 году. Любовь Киреева сама еле выбралась из огня в 1998 году. С обгоревшим лицом … И что удивило, люди не кричат, что требуют немедленного предоставления жилья от властей. Уж очень интеллигентные дамы. Их сейчас волнует другое… Деревянная двухэтажка находится в центре города, возле седьмой школы. Кругом масса увеселительных заведений, где выпивка стоит дорого. Молодежь покупает дешевое пойло в ближайших киосках и распивает его в подъезде этой развалюхи. — Мы ночами почти не спим от шума, пьяного галдежа. Звоним в полицию, пока она едет, одна компанию уходит, другая приходит, — хором жалуются жильцы. В глазах у них неподдельный страх. Одна неосмотрительно брошенная сигарета… Ваш корреспондент увидела житье-бытье «заслуженных» погорельцев  (так с иронией назвала себя одна из визитерш) своими глазами. Дом по окна второго этажа ушел в землю. В коридоре оголенные провода. Даже без пьяных компаний здесь достаточно пожароопасно. Общий санузел не передать в каком диком состоянии. Местами потолок прогнил настолько, что кажется, что вот-вот рухнет. Конечно, все жители мечтают отсюда съехать. Все хотят попасть в новое благоустроенное жилье. Но настолько уже устали бороться с равнодушием городских чиновников, что, можно сказать, опустили руки. Они не верят в лучшее. Только несколько из них цепляются за одну призрачную надежду. В прошлом году дом на Шавкунова был признан аварийным. В акте обследования написано, что раньше этот дом являлся административным зданием предприятия «Дальтеплоизоляция». Что он был изначально построен без учета принципов строительства на вечномерзлых грунтах. Кроме того, при отсыпке проезжей части улицы Курашова и ее застройке была поднята отметка окружающей территории. Это привело к скапливанию в основании дома талых, ливневых и аварийных вод. То есть дом попросту тонет. Плюс гнилая электропроводка. Жить здесь опасно! Отчаяние Екатерина Новикова – известная поэтесса, автор замечательного сборника. Один из ее сыновей член сборной республики по легкой атлетике. Он рекордсмен. Она одна из тех, кто еще питает надежду — Мои дети здесь уже выросли, женились. У меня тут родились внуки. Хочется на старости лет понежиться в своей ванне. Может, муниципалитет предоставит хотя бы мне одной однокомнатную квартиру. Мы бы всей семьей вступили бы в ипотеку и расширились бы… Тут и долго рассуждать не надо. Понятно же, что это неправильно – жить в маневренном фонде свыше десяти лет. Дикость! Ужас! Всем жильцам давно следовало предоставить новое благоустроенное жилье. Дом на Шавкунова – прямой показатель того, что проблемы погорельцев город не решает ГОДАМИ. Я собрала данные семей с улицы Шавкунова и обратилась с вопросами в Департамент жилищных отношений. Дело в том, что, устав ждать жилье, многие прописались в комнатах этого маневренного фонда. И у нас в редакции, как у правоведов, возникло опасение, что люди потеряли свои права как погорельцев. Директор департамента Анна Александрова уже привыкла к нашим визитам с данными людей, которые ищут у нас защиту. Поэтому по-деловому заглянула в компьютер. Выяснилось, что семьи Людмилы Касьяновой и Екатерины Новиковой права как погорельцы не потеряли. А вот Любовь Киреева, к сожалению, да. Анна Николаевна говорит, что прописка в сгоревших домах сохраняется. Жильцы же утверждают, что нет. Поэтому долго добивались того, чтобы их прописали хотя бы на Шавкунова. Ведь это вопрос и работы, и медицинского обслуживания, и получение места в саду и школе. Непонятно, откуда такое разногласие… А вообще, какие права у погорельцев? Могут ли они получить взамен сгоревшего новое жилье? Есть список сгоревших домов, которые подлежат расселению. Их на данный момент СОРОК. Очередь копилась с середины 90-х годов. Увы, но город не строит специально для погорельцев. И очередь поэтому стоит без движения. Странно… Почему-то в нашем царстве-государстве пострадавшим от наводнения полагаются крупные компенсации, жилищные сертификаты, для них строят жилье. А тем, кто «горел», выбрался из ада, потерял все имущество (после воды хоть что-то можно высушить), НИЧЕГО. 10 тысяч рублей на человека по линии соцзащиты – это смех, на пару унтов и то не хватит. ДЖО, конечно, тут не причем. Чиновники действуют согласно законодательству и вынуждены просто отводить глаза в сторону, когда приходит очередной отчаявшийся посетитель Но, правда, есть один выход – судиться. Много людей выигрывают в суде. Получают компенсацию за жилье в размере 44 тысяч рублей за квадратный потерянный в огне метр. Наша газета посвятит материал судебной практике по погорельцам. Непрописанные, бесправные В редакцию обратилась еще одна женщина, которую стало до боли в сердце жалко. У Лены Филипповой трое детей. После недавнего пожара на улице Кулаковского, 2/1, она осталась без жилья. Но даже на комнатушку в маневренном фонде, в бывшем здании 11 школы, претендовать не может. Мать-одиночка снимала комнату на Кулаковского, не поверите, за 8 тысяч рублей в месяц. Жила там целых пять лет. В этой комнатушке сгорело все ее имущество. Своего жилья у нее никогда и не было. В городе она уже десять лет. Переехала из Нюрбы. Сейчас работает в травматологии Республиканской больницы №2 санитаркой. Понятно, что денег на приобретение жилья у нее нет. — Я даю ей время до конца марта. А после она должна освободить комнату в маневренном фонде, — твердо сказала Анна Александрова. Дело не в том, что начальник ДЖО – безжалостна. Увы, таков закон. Помогать город обязан только горожанам. Хотя, если по справедливости, Лена Гаврильевна тоже горожанка. Ее дети — тем более. Они здесь пошли в первый класс и уже почти заканчивают школу. Но справедливость и закон – часто разные вещи. Лене Гаврильевне остается рассчитывать только на общественность. Мы в редакции подумаем, чем ей помочь. Вместо послесловия В Якутске с самого начала неправильно построена работа с погорельцами. Люди выходят из огня голыми, босыми, ужаснувшимися. Им с первых минут нужна помощь не только в расселении. Их надо срочно одеть, накормить. Им нужна помощь психологов, врачей, юристов… После пожара дома по улице Кулаковского людей горячими обедами снабдила коммерческая фирма «Пицца-онлайн» из 202 микрорайона. Если бы не доброта предпринимателей погорельцы ко всем своим бедам были бы еще и голодными. Отношение к людям, потерпевшим беду, в Якутске явно не цивилизованное… Саргылана КЫЧКИНА, "Ваше право"
Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

ТОП

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют