bookmark
19:48 18.08.2011

Духовность, как средство защиты от… Интернета

В «круглом столе» Министерства культуры и духовного развития Республики Саха (Якутия) по вопросам состояния духовности в современном обществе приняли участие государственные и общественные деятели республики, представители разных поколений и сфер деятельности. В какой-то степени разговор получился настолько интересным, что он вышел за рамки привычных дискуссий о нравственном и безнравственном. Андрей Борисов, министр культуры и духовного развития: – Этим «круглым столом» мы решили продолжить тему, которую хотим обсудить в рамках предстоящего в сентябре форума общественности о духовном развитии граждан республики. Сколько бы на эту тему мы ни разговаривали, сколько бы мероприятий ни проводили, никогда много не будет. Особенно в наш век, когда по всему миру, по всей России не так много говорят о главной сути человека – о его духовной субстанции. Конечно, учреждения культуры, искусства, образования, религиозные институты призваны время от времени придавать смысл человеческому существованию. Но в наш информационный век этого уже не достаточно. Надо расширить пространство и время соразмышления, сопричастности к этим глобальным проблемам. Нам необходимо, чтобы разговор о духовном потенциале общества, являющемся на самом деле основным ресурсом развития любого государства, поддержали все общественные и государственные образования. Обычно под форумом мы понимаем какой-то «муннях» – собрались, обсудили, приняли резолюцию, а потом правильно или неправильно, продуктивно или непродуктивно выполняем эти решения. На самом деле в переводе с греческого это слово означает «площадь, где собираются представители разных сословий и ведут диспуты, диалоги, разговоры, размышления на тему развития полиса и государства». Кстати, Владимир Михайлович (Владимир Членов, председатель торгово-промышленной палаты), вокруг этой площади стояли торговые ряды, театры и различные общественные здания. Так что наш форум общественности должен быть представлен событийным рядом акций, составленным согласно определенному алгоритму. Мы его определили и считаем, получилось красиво и интересно. А завершающий разговор должен состояться в форме общения народов – ассамблеи народов республики. Владислав Левочкин, заместитель министра культуры и духовного развития: – В следующем году будет отмечаться столетие письма «Якутской интеллигенции» Алексея Елисеевича Кулаковского, которое стало своего рода посланием потомкам. Именно на форуме общественности мы хотели бы определить, какой посыл сегодняшняя интеллигенция должна оставить будущим поколениям. Формат инновационного развития региона, возможно, придаст форуму особую динамичность. Еще 20 лет назад ученые говорили о том, что каждый человек будет иметь личный беспроводный телефон, мы в это не верили, а сейчас не представляем свою жизнь без сотовой связи. В этой связи какие принципы, какая мораль будет востребована человеком будущего? Есть предположения о том, что благосостояние и благополучие наших потомков будет напрямую, даже в физическом плане зависеть от того, насколько нравственной жизнью мы сейчас живем. В будущем будут настолько развиты информационные технологии, вплоть до путешествия во времени, что наши сегодняшние поступки будут для людей будущего очевидными. Вся наша личная жизнь будет вывернута наизнанку. Мы можем это наблюдать и сегодня, глядя на стремительное развитие Интернета, когда любой жест более или менее известной личности становится достоянием общественности. Насколько понимание этого должно влиять на установки, которые мы определяем сегодня? К этому разговору мы хотим привлечь общественность в самом широком понимании, потому что это наш общий форум. Владимир Членов, председатель торгово-промышленной палаты: – Если бы среди нас сейчас был Кулаковский, он бы мог оценить, насколько мы исполнили его послание. Он писал, что все, что в республике растет – ремесло, таланты, традиции, творчество – все, что может быть использовано, должно быть привлечено в виде помощи житья здесь – произведено в товар и обменено, чтобы жизнь была полноценной. Духовность Кулаковского зиждилась, прежде всего, на реальной жизни, которая окружала народы Якутии. Они в это верили, и делали свою жизнь богатой. Да, они дополняли ее китайскими шелками, индийским чаем, но это было дополнение. А сегодня импорт стал основой жизни. Несоответствие того, как должно быть и как есть, превратилось в страшный инструмент недоверия людей. И душа, духовность у народа уходит «в пятки». Они не видят выхода из создавшегося положения. Либо адресованное нам послание будет исполняться не теми народами, которые сегодня живут в республике. Мы войдем в мировое пространство, станем, как вы сказали, с чипами в ушах. Такими, какими мы будем, известно, и это неизбежно. Интернет – это информационно-аналитический материал, но сегодня он становится орудием информационных войн и ты, начитавшись, начинаешь перекладывать негатив на свою жизнь, искать червоточины. Такое воздействие инновационных технологий, к сожалению, сегодня отражается негативно. В основе всего всегда была нравственность, которая формируется в семье, обществе. Стоит просто перечитать мысли выдающихся людей, там все сказано, на все случаи жизни можно найти ответы. Лучше Ленина никто не сказал, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. А когда ты живешь в обществе, ты должен быть духовно богатым. Нам просто нужно выбрать, как нам жить с использованием традиций. Андрей Борисов: – Через Интернет даже в благополучных в духовном плане странах можно разбудить дремлющую агрессию. Войну Каддафи против оппозиции некоторые политологи считают справедливой войной. А собирается «Большая восьмерка» и говорит о том, что надо поддержать оппозицию. Не есть ли информированность всемирной Сети путем для разрушительных сил в сознание человека? Можно ли ждать, что не только в Ливане, но и по всему миру такое произойдет? Как вы думаете, молодые люди? Руслан Михайлов, ответственный секретарь Молодежного парламента: – Как говорится, кто владеет информацией, тот владеет миром. Сейчас такое время, когда резонанс от той или иной информации может стать очень опасным. Вы правы, что в Ливии восстание было поднято с помощью «Фейсбука» и «Твиттера». Например, в моем личном контакте 800 друзей, с которыми я реально общаюсь. Как молодежный лидер через социальную сеть я могу информировать своих друзей, и за несколько часов мы можем создать определенную силу. Андрей Борисов: – Создать организацию в 800 человек, которая в сотню раз будет больше первой организации РСДРП, которая перевернула полмира. Руслан Михайлов: – Да, это очень опасное явление. Я поддерживаю мысль о том, что мы сегодня ничего не умеем кроме как ухаживать за своей коровой. Политика как раз и должна быть направленной на то, чтобы производить самим и обучать соответствующих специалистов. Владимир Федоров, драматург, писатель: – Мне кажется, что воспитание духовного человека как раз в том и заключается, чтобы в современном потоке информации он был способен выбрать для себя положительное. Если человек достаточно культурен и духовно воспитан, то Интернет для него не составляет такой опасности. У него есть своя голова на плечах, он может проанализировать эту информацию, как-то ее соответствующим способом воспринять и использовать. Мне кажется, не зря информационные войны возникают в тех местах, где уровень развития не очень высокий. В том же Египте. То есть Интернетом они пользоваться научились, а, может быть какой-то внутренней культуры, стержня и возможности поразмыслить над этой информацией, нет. И вот как раз одна из задач духовности – воспитывать новое поколение, которое сможет это делать. Конечно, это надо начинать с детства. Андрей Борисов: – Не кажется ли вам, что вы идеалист? Владимир Федоров: – Да, идеалист. Андрей Борисов: – Анемподист Софронов–Алампа говорил так: «Молва – наш Бог». И потом исследователи поняли, что оказывается, востребованность человека в молве, отрицательной реакции куда сильнее, чем в положительном, конструктивном, оптимистичном. Человек сильнее реагирует на пессимизм, чем на оптимизм. Особенно современный. Является ли это фактором того, что мир действительно катится к катастрофе. Владислав Левочкин: – Ну, это получается, что со времен Древнего Рима человечество все катится и катится. Владимир Федоров: – С другой стороны духовность – это средство защиты любого государства. Вспомнить тот же Древний Рим. После чего рушились все империи? Сначала разрушалась духовность. Или наша советская империя из-за чего разрушилась? И вообще у государства в целях самозащиты должны быть какие-то проявления культивирования духовности, если оно хочет существовать. Как только духовность прекратит свое существование, разрушится государство, да и вообще любая структура. Владимир Членов: – Вам не кажется, что идеология, которой мы служили, а также духовность, мораль и нравственность, были разрушены другой идеологией, другими духовностью, моралью и нравственностью? То есть бацилла была принесена оттуда, из Запада! Владимир Федоров: – Да не важно чем, но они разрушились. Владимир Членов: – То есть духовности, они как бы борются. То есть духовного человека, как такового, в мире нет. Значит, есть один духовный, второй духовный, третий духовный. Из них кто-то побеждает. И нас победили. Владимир Федоров: – Это не духовности борются, а идеологии. Духовность – более высокая категория. Кстати, Моральный кодекс коммуниста один в один был списан с Библии. Андрей Борисов: – Противостояние, прежде всего, происходит между цивилизациями. Ульяна Алексеевна, как посмотреть на эту тему под социологическим срезом? Ульяна Винокурова, доктор социологии, профессор АГИиК: – Вы затронули сразу несколько интересных разновеликих и разносторонних углов нашей проблемы. Мне кажется, сначала надо четко выделить границы того, о чем мы говорим. Вообще о духовности власть начинает говорить, когда эта власть начинает шататься, потому что речь идет об устаревании идеологии, которую принесла эта власть. Получается, что некоторая идеология побеждает, и она начинает формировать для себя соответствующую площадку для укоренения. Обратите внимание на современные лозунги. Все они строятся на таких понятиях, как учеба, спорт. А такое слово как «труд» мы потеряли из нашего лексикона. Второе слово, которое мы потеряли – друг. Кто сейчас к своему товарищу обращается: «Друг»? Вот мы и говорим, что «В контакте» у меня 800 друзей. Но это не друзья. 800 другов не бывает! У моей внучки, которая учится в 3 классе, в контакте 79 человек. Я у нее спрашиваю, сколько из них ты знаешь лично? Она говорит, 30. Остальных ты не знаешь, в таком случае это не твои друзья. Это твои контактеры, как угодно называй, но не друзья. То есть понятие «друг» потеряло свою духовную сущность. Мы вошли в сетевое общество – и это новый вызов нашего времени. Мы вошли в новое информационное общество со своими старыми видоизмененными ценностями. Слово «друг» мы переписали. Это слово характеризует новую социальную общность, которая не вписывается в другие ранее существующие человеческие взаимоотношения. Михаил Куликов, заместитель министра по молодежной политике: – Есть такое слово: «френды». От английского «friend». Ульяна Винокурова: – Спасибо, очень хорошая подсказка. Вот в этом и заключается потеря народной исконной сущности наших понятий. Мы переписываем наши исконные ценности под навязываемую чуждую идеологию, которая рвется к власти в нашей стране. Идеология обогащения уже потеряла свою силу. Теперь должна идти та идеология, о которой я говорю, но она не пробивается, ее подавляет другая колонизирующая в полном смысле слова в том числе в информационном пространстве. К нам рвется чуждая идеология. И вот смысл нашего разговора в том, как сохранить нашу традиционную духовность на фоне новых вызовов. Афанасий Мигалкин, председатель Комитета по делам народов Севера и федеративным отношениям: – Лесков, Тургенев, Достоевский, Пушкин, Лермонтов говорили на ином языке, чем писатели ХХ века, прежде всего из-за революции. Кто делал октябрьскую революцию? Как раз-таки западная идеология. И Запад сделал многое для того, чтобы разрушить империю. Вместе с этим в обиход вошло очень много иностранных слов. Например, «товарищ». В масонской ложе так называют подмастерье. Вроде как «помощник». После развала СССР тоже появилось очень много новых слов, помните? Почему олонхо является великим творением философии якутского народа? Мы воспринимаем олонхо как театральное действие об отжившем, архаичном. А ведь олонхо писалось про жизнь, об извечной борьбе добра и зла. В олонхо пишется про Творца - Господь Бога, который все создал. Он-то и вдохнул душу, духовность в человека. Слово «душа» по-якутски «тын» переводится как «дыхание». Тоже самое читаем в Библии: «Из глины создал человека и вдохнул душу». Душа не умирает, она отходит. Наша российская духовность совсем иная, основанная на веротерпимости. Почему Николая Алексеевича Лугинова я считаю великим человеком? Потому что он перенесся в тот век, когда создавалась духовность Российской империи. Еще Гиппократ писал, что сознание человека во многом зависит от природы, окружающей среды. У нас ведь такие просторы! А на Западе никогда не было веротерпимости. Это показывают и последние события. Когда Запад разделил нас на белых и красных, настроил на классовую борьбу, в ХХ веке у нас осталось ущемленное сознание. Потому что мы отделили часть общества и сказали: «Они – не люди». Духовность как раз состоит в понимании, что мы едины, молимся единому Богу и у нас есть высокодуховные люди, которых мы должны уважать, на которых мы должны стремиться быть похожими. У нас есть духовные произведения. Николай Алексеевич Лугинов, наш современник, пошел в своей философии на поиски дальнейшего пути духовности России и является продолжателем великих русских мыслителей. Нынешние студенты-отличники не знают, сколько у нас было героев Советского Союза, плохо знают труды Кулаковского. А духовность должна начинаться с того, что с первого по десятый класс изучается, например, Кулаковский, Пушкин. Тогда бы мы осознали самих себя. А то все стремимся к обшечеловеческим, мировым ценностям. Зачем? И последнее. Благодаря работе нашего телевидения за последние годы население России по данным переписи сократилось на 6 миллионов человек. Это как раз и есть результат падения духовности. Если так будет продолжаться, нам будет становиться все труднее. Андрей Борисов: – Недавно я работал в Китае над спектаклем и заметил, что там по телевидению показывают в основном только хорошую информацию. Афанасий Мигалкин: – Да. 350 каналов и ни одного плохого. Андрей Борисов: – Нашел там случайно НТВ и поразился от того, что одна передача про преступника, вторая про путан, третья – про то, как наркоманов ловили. Владимир Федоров: – И ты почувствовал себя дома. Андрей Борисов: – Да. Оказывается, вот почему китайцы смотрят на нас как на страну разбойников. Афанасий Мигалкин: – А на Западе если ты смотришь кровь, значит ты больной, платишь деньги и попадаешь под контроль спецслужб. Владимир Федоров: – Но наша-то задача – найти, что этому противопоставить. Ольга Харайбатова, директор Департамента по вопросам духовного развития Минкультуры: – А на самом-то деле есть, что противопоставить! Вот вы говорите, среди нас есть примеры. А молодежь сидит и говорит: «Пушкин еще тот был». Понимаете? Все начинается от этого. У нас нет героев. Славяне называют рождение человека схватками, а саха говорят, что это «болезнь выбора». Владимир Николаевич совершенно правильно говорит, что нужно учить людей выбору. И самое дорогое слово народа как любовь состоит из двух слов «выбери» и «правильно». Жизнь на Земле не такая уж простая, трудная и даже выбрать кнопку телевизора – это тоже трудно. Для того, чтобы смотреть канал «Культура», смотреть «А5ар бала5ан» Натальи Харлампьевой, нужно приложить усилия. И особенно над этим должна работать молодежь. Первостепенная задача – научиться уважать людей. Вот говорят, что такое критерий духовности? Это человек. Вот Афанасий Осипов, Андрей Борисов – для меня критерий духовности, потому что люди должны быть похожи на них. Если нас не будет, то их вклад останется. Никого не будет, а тот еще Пушкин останется. Разве можно так говорить! Владимир Членов: – Идеальных людей не бывает. Ольга Харайбатова: – Вот именно. Идеальных людей не бывает, но оценивается духовность тем, что ты для народа сделал, что ты оставил. Афанасий Мигалкин: – Каждый человек, самое главное, должен внутри своей души бороться добром со злом. Каждый день доказывать в первую очередь себе, не другим а себе, что ты должен делать доброе. Михаил Куликов, заместитель министра по молодежной политике: – Начну, наверное, с ремарки про Пушкина. Пушкин – гениальный поэт, солнце русской литературы. Это непререкаемо. Но говорить «тот еще Пушкин» на мой взгляд допустимо – он был разным, и об этом знают не только узкие специалисты. На мой взгляд, само понятие духовности – это высшее развитие морали и этики. Здесь я призвал бы не брать среднюю температуру по больнице. Говорить о величайшей духовности нашего народа я бы поостерегся. Мы говорили про Интернет, Ливию, было сказано, что недоразвитые народы совершают Интернет-революции. Но посмотрите, на какие сайты заходит наша молодежь, да и не молодежь, какой поток порнографии идет через Интернет! И в этом наше общество сильно сегментировано. Есть интеллигенция, образованные люди, которые собираются, обсуждают духовность, знают, кто такой Кулаковский, читали «Письмо якутской интеллигенции», читают Пушкина, Толстого. А есть люди, которые ежедневно напиваются до бессознательного состояния, закончили 8 классов на тройки, и для них понятие духовность настолько далеко, что мы себе даже представить не можем. Что тут сохранять, и как до них достучаться? Какими высокими словами? К каждому уровню нужно находить свой подход. Развивать духовность нужно и с теми, кто имеет минимальный культурный уровень. Им нужно формировать элементарную бытовую культуру. В связи с событиями 90-х годов часть общества выпала из нормального поля социализации. Совершенно правильно говорил Владимир Михайлович, что все-таки духовность формировалась в советское время. Но не могу сказать, что она была побеждена другой духовностью. Да, идеология была побеждена, а на смену духовности в большинстве своем пришла бездуховность. В начале разговора было сказано, что в будущем, благодаря путешествию во времени, все действия наших предков повлияют на то, как будут жить потомки. Владимир Федоров: – Своего рода кредитная история… Ольга Харайбатова: – Карма. Михаил Куликов: – Сильно сомневаюсь, что будет развито путешествие во времени, но есть же все-таки предположение, что в конце 2012 года мир перейдет в некое иное состояние, когда наши поступки, наша духовность, наши мысли станут легче реализовываться. И такое раньше было в истории. Тоже был пик прихода различных мессий, развития новых религий. Ведь последние 2 тысячи лет они же почти не создавались. Вполне возможно, что мир к этому приходит, и какие-то отголоски этого мы можем уже сейчас наблюдать. Те люди, которые находятся в центре внимания, к которым масса людей испытывает зависть, недовольство или, наоборот, кумиры – много смертей у нас произошло за последнее время. Может быть, это волны далеко не самого высокого духовного уровня развития человечества. Может быть, стоит попытаться дать адекватную оценку современному состоянию нашей духовности. Не в целом – вот у нас великая культура. Она по большому счету зиждется на счетном количестве людей, которые ее хранят. Передовая наука – всего сто человек в Мире. Они собираются для того, чтобы собрать, к примеру, тот же самый электронный коллайдер. С культурой и духовностью примерно то же самое. Основная масса людей смотрит на процесс как сторонние наблюдатели. И тот форум, который проводит Министерство культуры, призван вовлечь максимально большое количество людей, а не только экспертов, в процессы повышения уровня духовности. Ольга Харайбатова: – В том числе и троечников! Афанасий Мигалкин: – Прочитал хорошую статью. Оказывается, троечники добиваются больших успехов в жизни. Потому что они технически готовы к жизненным условиям. Ольга Харайбатова: – Некоторые раскрываются во время школы, некоторые – в высшем учебном заведении, а некоторым образование не нужно. Неуспешных детей наше общество выбрасывает из поля внимания, из-за этого и появляются алкоголики. Ульяна Винокурова: – Опять-таки нужно разделять духовность и интеллект. Владимир Членов: – До тех пор, пока я не был начальником, я был духовно богатым человеком. А потом я стал начальником, и был все время начальником, а в начальнике всегда остается желание подавить. Алла Пугачова уже 20 лет держит всех в кулаке, и даже есть пословица, что Брежнев, Андропов, Горбачев и так далее жили во времена Аллы Пугачевой и это продолжается. И сегодняшний Медведев, и сегодняшний Путин живут во времена Пугачевой. Она делает, что хочет, она хорошо еще без штанов на сцену не выходит, уже превратила народ я не знаю в кого. Какая духовность исходит от нее? Умение владеть вокальными данными? Она всех сводит, разводит, они занимаются чем попало на глазах у всех. Полная бездуховность! Вот Афанасий Васильевич сказал, душу вдохнул Господь. Но сразу после этого появился Змей. Взял и эту душу извратил. Так получилось с Советским Союзом, так получилось с Ливией, японцами, и так далее, с целыми народами. Нам в республике нужно немедленно закрыться, пока не поздно, ведь у нас сохранились язык, культура. Даже эстрада у нас более сдержанная, хотя она тоже подвержена влияниям. И этим надо гордиться. Не дай Бог, чтобы получилось как на Аляске, когда эскимосов превратили в жирных, ленивых котов, которые потеряли достоинство. У них есть мотонарты, вертолеты, 12 тысяч самолетов, ну и что? Они-то стали намного беднее духовно. Ульяна Винокурова: – Ваша мысль совершенно правильная: чем больше власти, тем меньше духовности. Эти понятия плохо сочетаются. Но в ответственные, кризисные моменты народ консолидируется лишь в том случае, если его руководители обладают высокой духовностью. Нам нужно стремиться, чтобы во властной элите были духовные люди, и от этого тоже во многом зависит состояние духовности в обществе.
Прокомментировать Наш канал в Telegram

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарии Telegram

ТОП

Погода

Яндекс.Погода

Курс валют