Роман: Судьба делает крюк (Глава вторая) | SakhaPress.ru
Наверх

Роман: Судьба делает крюк (Глава вторая)

11:29 12.03.2012
Продолжение. Начало смотрите в "Другие новости по теме" РИГ SAKHAPRESS.RU Соньке Вадичка был не по нраву. Не такого мужа она желала бы своей лучшей подруге, но… «Интересно, что сейчас Надя чувствует? Накачали ее химией всякой». – и Сонька злобно сплюнула, вспомнив про чудо-фармацевта Вадичку. А Надя не чувствовала ничего. И очнувшись от сильнейшего наркоза, она едва ли бы вспомнила, как приехала Сонька, как вызвала ей «скорую», как ехала с ней до больницы, как держала ее за руку, как билась к врачам в попытке узнать состояние своей лучшей подруги… Антон давно уже обрывал телефон, но Сонька упрямо отвечала: пока Надя не придет в себя, она с места не сдвинется… Наде снился сон, как они с отцом поднимаются в горы. Вершины растворяются в облачках. Ветер колышет высокие травы, а аромат разлетается по всему плато. И небо высокое, чистое, бездонно-нежное. А папы крепкая рука, и с ним не страшно идти вдоль даже самого крутого обрыва. Палящее солнце обжигает плечи, а она, юная девчушка, скользит по сочной траве. Обрыв совсем рядом. Узкая тропа. Папа ушел чуть вперед. Нога поехала. Сейчас она рухнет в глубокую расселину… Надя очнулась, вздрогнув. - Слава Богу, очнулась, - всплеснула руками Сонька. Надя слабо улыбнулась: - Живучая я, наверное. - Живучая, - усмехнулась Сонька. – На тебе места живого нет, вон как отколошматил, гад такой. Надь, ты меня извини, но это ни в какие ворота не лезет… Ты как? - Нормально. Только тело болит все, - ответила Надя и застонала, попытавшись подняться на подушках. - А ну-ка лежать, - приказала Сонька. Они с минуту молча смотрели друг на друга. - Сонька, я это… Как в больницу-то попала? - А вот так. Герою-фармацевту своему привет пламенный передавай. Я ж приехала к тебе, а ты в спальне лежишь на полу. Мобильник на полу валяется. Ну, я и позвонила в ноль-три. Врачи говорят, что не сломано ничего, но ушибы сильные. И еще… Ты со своим лечащим переговори – он тебя побольше моего просветит. Сонька тревожно умолкла. - Что такое? – насторожилась Надя. - Ой, подруга, ты же знаешь, что я в медицине ни бум-бум – Сонька постучала себя пальцами по лбу. – Надь, ты, правда, нормально себя чувствуешь? - Сносно, - улыбнулась Надя горькой улыбкой. – Не впервой же. - Да это понятно, что не впервой. Только с гадом этим завязывать надо. Ты бы посмотрела на себя сейчас. Это же ужас какой-то…Надь, да сколько можно? Изверг же! - Сонька, да погоди ты мне морали начитывать. Прорвемся! - Ага, прорвемся. Ты вон уже нарвалась по самое не балуй! Разводись ты с гадом этим, Надюшка! Нельзя так больше. Сама ж видишь, что уже никакой любви не осталось. Нервы одни да побои. Антон вон все рвется по-мужски с гадом этим поговорить. Только я его одергиваю, мол, не мужик он, химик твой новоявленный. Менделеев, блин. Претендент на Нобеля. Тьфу, гадина такая. Так, мать, выйдешь из больницы, и мы с тобой разводиться пойдем. А еще лучше – в милицию. У меня там опер знакомый есть, Сашка Кирсанов. Помнишь, у меня на юбилее был? Жена еще у него пламенно-рыжая? Мы еще с тобой хохотали, что ведьма, помнишь? Короче, пиши-ка, мать заявление на него. Пусть дело заведут. Кирсанов поможет. Да сколько можно измываться-то? Посидит годика три, а ты тем временем разведешься без проблем, и… - Сонька, давай потом, а? – умоляюще посмотрела на подругу Надя. – Не лучшее время, моя хорошая. - Да у тебя вечно «не лучшее время»! – вскочила Сонька. – А это сколько продолжаться может? Нет, решено. Я сегодня Кирсанову позвоню, проконсультируюсь. Упрячем гада за решетку. Будет он там местным зекам свои чудо-лекарства предлагать: полтаблетки от головы и полтаблетки от задницы. Главное – не перепутать! Так. Я поехала домой, Антон у меня голодный. Сама знаешь, без меня и ужинать не сядет. Ты поправляйся, мать! Тебе чего привезти завтра? А давай я тебе апельсинов связку принесу. Они тебе мигом настроение поднимут. - Ладно, - кивнула Надя. – Спасибо тебе, дорогая. - А насчет Кирсанова ты подумай, - сказала напоследок Сонька. – Он мужик нормальный, присоветует. Лечись, мать! За Сонькой закрылась дверь, и Надя устало прикрыла глаза. Но на покой не осталось и секунды. Зашел врач, седовласый интеллигентный мужчина в очках с тонкой металлической оправы. Он осмотрел Надежду. - Милая барышня, вынужден сообщить вам… Ребенка спасти мы не смогли… Надя пристально посмотрела на врача. - К-какого ребенка? – запинающимся голосом спросила она. - Вашего. Вы не знали? Доктор от удивления даже поднял очки. - Моего? – переспросила Надя. - Вашего, - кивнул врач. – Срок был небольшой, но увы… Я бы посоветовал вам обратиться в соответствующие органы за защитой… На вас живого места нет. А родить вы еще сможете. В вашем возрасте… Только сейчас до Нади дошло, что она была беременной. А ведь она даже не поняла этого, списала на межсезонье! И этот гад бил не только ее, но и ее ребенка, несформировавшуюся еще крошку, ее сынулю или дочурочку. Он бил сразу двух! Бил долго и методично… А теперь внутри нее оборвалась зарождающаяся жизнь. Она не смогла защитить! Прости, малыш! Прости мамочку, кроха! Надя инстинктивно поднесла руки к животу и глухо зарыдала. Врач сделал укол… Продолжение следует Оксана ВОЛЧУК Только для РИГ «SakhaPress.Ru» Все права на данный роман принадлежат РИГ «SakhaPress.Ru». Перепечатка без письменного разрешения РИГ «SakhaPress.Ru» запрещена в любом виде.  

Ник
Текст комментария