Рассказ: Бомж и звезда (Окончание) | SakhaPress.ru
Наверх

Рассказ: Бомж и звезда (Окончание)

11:14 21.08.2012
Окончание. Начало смотрите здесь РИГ «SAKHAPRESS.RU» Пришел тот день. Я смотрел в его глаза. Они были пусты, остекленелы и жестоки. Это его руки погасили мою Звезду. Я сжал в ладони нож. Всего один удар. Всего один. Как легко лишить человека жизни! Глядя, как вместе с кровью из него выходит жизнь, я начал наносить удары один за одним. Он хрипел, валяясь у моих ног. А я уже не мог остановиться. Прости меня, Звезда моя! Несколько лет я видел звездное небо лишь через решетку на окне. Небо было грустным. Оно смотрело на меня все теми же сестричками-звездами и вздыхало порывистым ветром. Сладковатый аромат растворялся в казенном воздухе, перебивался тюремной вонью… Но я ждал, Боже, как я ждал свободы! Нет, я не испытывал тогда угрызений совести, чувствуя себя мстителем. Но разве моя Звезда могла себе когда-нибудь представить, что я сделаю это?! Нет, конечно, не могла. И вместо ее счастливого смеха я слышал в ушах порицание. Прости мне, Звезда моя! Раскаянье пришло много позже. Однажды я вернулся в этот мир. Солнце слепило меня, душило жаром… Я шел по дороге, не узнавая мира. Он был другой. Не хуже и не лучше. Просто другой. И самым страшным в этом мире была пустота. Я пил. Я пил часто и много. Почти теряя сознание от выпитого, я смотрел в небо и ждал звезд. Но я не мог их дождаться… Меня уносило течением, водовороты крутили словно кораблик из газетной бумаги, тянуло на самое дно. На дно… На дно… И я коснулся его ногами. Я упал на это дно, распластав руки, будто я распят… Моим домом стала скамейка у подъезда, моей крышей – небо, моей едой – остатки пищи сытых и благополучных людей. Я не мог больше пить. Меня выворачивало наизнанку от одного воспоминания о спиртном, но сил подняться, взмыть к манящему небу тоже уже не было. Я помню, это было зимой. Я дремал на лавочке, кутаясь в выброшенную кем-то куртку. Сыпал снег. Было холодно. Невыносимо хотелось курить, и я пытался сном перебить это желание. Их было пятеро. Молодые пацаны. Им, наверное, лет по пятнадцать. Они били меня долго и жестоко. Я валялся в луже собственной крови, захлебываясь ею. Я не мог подняться. Они были сильнее меня, взрослого мужика. Но, Боже, ведь их было пятеро. Я пытался отползти, повинуясь звериному инстинкту, но снова и снова на меня сыпались удары тяжелых сапог. В какой-то момент я уже прощался со своей никчемной жизнью. Закрыв глаза, я слышал ее голос, голос моей Звезды… Она звала меня, вырисовывая передо мной свой образ, возникая будто из тумана. Я хотел встать, бежать на ее зов… Но ноги не слушались меня… Меня спасли. Зачем? Нужно ли это было?.. Я немного окреп, но, выйдя из больничных стен, я понял, что снова остался один на один с собою. Мне было странно, что земля все также вертится, что зимы сменяются веснами, а весну сменяет лето… Я часто приходил к ней на могилу, падал на колени перед памятником, гладил ее фотографию. Она смотрела на меня с нежной грустью. Мои слезы поливали одуванчики. Одуванчики… Ведь они тоже похожи на маленькие звездочки. Я уходил с кладбища, лишь заслышав, как старый сторож обходит его, стуча клюкой по аллее. Иногда, когда люди собирались кого-нибудь поминать, я стоял у ворот, прося подаяния. Помню одни похороны… Не могу забыть… Как плакала та маленькая девочка. Детское горе куда страшнее взрослого. Она, кроха, хоронила маму, еще даже толком не осознавая, что мамы больше нет. Безутешный отец держал ту девочку за руку, сдерживая рыдания. Я наблюдал за ними издали, и мое сердце разрывалось на части. Девочка заметила меня, подошла. Мы долго смотрели в глаза друг другу. Этот отпечаток горя на детском личике навсегда остался в моей памяти. Как я понимал эту девочку! Я сижу на скамейке. Льет дождь. Он теплый и радостный и неугомонно прыгает каплями по асфальту словно в «классики». Скоро появится радуга, нависнет разноцветным коромыслом над двором. Десятки ребятишек выбегут на улицу, весело поднимая брызги грязноватой воды. Их звонкий смех на мгновение напомнит мне смех моей Звезды. Сколько прошло лет, я не знаю, не помню. Это было давно. Это было вчера. Что я делал? Как я жил? Я убил человека. Я отнял у него жизнь за то, что он отнял целых две жизни – моей Звезды и мою собственную. Я годами заливал свое горе, свое одиночество, свою пустоту. Я потерял все, что мог потерять человек. Я потерял самое главное – надежду. Да, я до сих пор люблю ее. Такая звезда бывает в судьбе лишь однажды, и второй такой не существует… Льет дождь. Он смывает грязь с моего лица. А может быть, это мои слезы? Дождь все сильнее и сильнее. Пузырятся лужи. Значит, надолго. Эх, не растревожат детские голоса тишину двора… Нет, я никого не виню. Возможно, вы пройдете мимо меня, брезгливо отвернувшись. И если что-то дрогнет внутри, вы положите в мою протянутую ладонь скомканный червонец. Возможно, через год или полтора вы уже не увидите меня на этой скамейке, ведь меня так часто тянет на небо… И вы не будете знать, кто я. Я и сам не знаю этого… Льет дождь, а я так жду ночи. Она раскинет свои темные крылья, накроет куполом мир, и я увижу ее, свою Звезду. И даже через время, через расстояния она будет мерцать мне, и я почувствую ее сладковатый аромат. И буду счастлив от того, что могу видеть ее, быть с ней и шептать ей про сестричек-звездочек. Но она другая. Она особенная. Он – моя Звезда… Аксинья ЛУЦЕНКО РИГ SAKHAPRESS.RU  

Поделиться в соцсетях:
Ник
Текст комментария