Евгений Кузьмин: «Якутия стала немалой частью моей жизни» | SakhaPress.ru
Наверх

Евгений Кузьмин: «Якутия стала немалой частью моей жизни»

09:39 08.11.2019

SAKHAPRESS Четыре года назад в Русском театре Якутска появился новый молодой актёр Евгений Кузьмин. Он приехал из Москвы — сначала на год, так сказать, на испытательный срок. Но когда год закончился, дирекция Русского театра продлила с Евгением договор.

Как раз в это время Евгений получил главную роль в спектакле «Капитанская дочка» — он играл Петра Гринёва. Актёр справился с образом настолько успешно, что за ним закрепилось амплуа героя. Ему стали предлагать исключительно главные роли — Маурисио в спектакле «Деревья умирают стоя», Алексея Турбина в «Днях Турбиных», Алексея Берестова в «Барышне-крестьянке»...

Все эти персонажи — глубокие, сложные личности, и, чтобы убедительно сыграть их, требуется серьёзная работа над собой. Евгений Кузьмин, кажется, полностью перевоплощается в своих героев, живёт их жизнью, разделяет их убеждения.

Успех молодого актёра очевиден. На спектаклях с его участием зал всегда полон. Когда красивый и обаятельный Евгений Кузьмин появляется на сцене, зрительницы заглядывают в программку, чтобы узнать его имя. И не удивительно — внешность у актёра, что называется, «породистая», идеально подходящая для ролей благородных героев.

Многие театралы, а точнее — театралки приходят на спектакли исключительно ради Евгения. Так молодой актёр увеличивает продажи билетов в Русский театр.

Мы решили поговорить с Евгением, как сложилась его жизнь в Русском театре и вообще в Якутске.

—  Евгений, вы в Якутске уже пятый год. Как вам живётся в этом суровом городе? Удалось ли акклиматизироваться к местной природе?

 — Безусловно, привыкнуть к такому климату очень сложно. Но я сумел найти положительные стороны, а негативные просто принял как данность, которую никак не изменить. В Москве тоже хватает неприятных вещей — ветер, слякоть, вечные пробки на дорогах. Да и уровень сознания некоторых индивидуумов довольно низок... Но что поделаешь? Приходится терпеть и идти своим путём.

Делясь своими впечатлениями о Якутске, Евгений слегка улыбается. Добродушная улыбка подтверждает, что актёр от души симпатизирует городу.

— По-моему, самая негативная черта Якутска — слишком длинная зима. Когда приходят страшные морозы, не хочется даже выходить на улицу. Впадаешь в какую-то меланхолию — всё время тянет лежать дома на диване и грустить… А положительное — это уникальная природа Якутии. Например, Ленские столбы! Я  бывал там и летом, и зимой…

В глазах Евгения появляются оживлённые искорки — совсем как на сцене, когда его герои переживают радость или приятное волнение.

— Зимой, конечно, эффектнее, но сложнее подниматься наверх. В первый раз я думал, что умру на середине подъёма. А вот летом комфортно, можно полностью прочувствовать необычную энергетику места. У меня от Ленских столбов остались очень сильные впечатления. Помню интересный момент — когда я поднимался наверх, гид сказал: «Шумите посильнее, чтоб мишка не пришёл». Оказывается, за месяц медведь уже трижды выходил на тропу подъёма. Услышав об этом, я поднялся  очень быстро!

Евгений смеётся и с увлечением продолжает:

— Ещё меня поразила Амга-река. Я оказался на ней во время съёмок фильма «Сааскылы Кэм» («Весенняя пора») по книге Николая Мордвинова. Я играл там казака-конвоира. Мне рассказали, что река Амга такая чистая, что из нее даже пьют воду мужики. И вот мне говорят: «Ты не мужик, если не попьёшь из этой реки». Ну, я зачерпнул в бидон воду из реки и выпил. Присутствующие как покатились со смеху: «Молодец. Но сначала воду надо было прокипятить». Как оказалось, это они так постебались надо мной.

Был ещё интересный случай на Амге. Однажды, когда я находился на берегу, пошёл дождь. И я решил искупаться в реке под дождём. Впечатления — незабываемые! Как будто находишься между двух стихий… И рыбалка на Амге замечательная. Даже неопытный рыбак вернётся с хорошим уловом. Помню, мы с друзьями за 5 минут поймали большую щуку.

— Я слышал, у вас порок сердца. Не усугубляет ли суровый якутский климат ваше заболевание?

—  Да, действительно, у меня порок сердца, — спокойно отвечает Евгений. — Но ничего страшного в этом нет. У меня такая разновидность порока, с которой можно жить без хлопот. Разумеется, если беречь себя. Честно говоря, я не испытываю никакого дискомфорта, никаких изменений в работе моего сердца. Может, якутский климат и влияет как-то, но я этого не замечаю.

Голос Евгения понижается, словно он доверяет то, что ему по-настоящему дорого:

— Якутия — уже немалая часть моей жизни. Я к ней привык, мне будет её не хватать, если всё-таки решу уехать. Буду скучать по театру, по коллегам… и даже по чиру с нельмой, которыми так славится Якутия!

— То есть, вы всё-таки хотите вернуться в Москву? Для театра это будет существенная потеря. Но понять вас можно. Наверняка после цивилизованной Москвы жить в якутской глуши не так-то просто.

— Конечно, врать не буду, я сильно тоскую по Москве, — кивает Евгений. — В этом городе прошла вся моя жизнь, там мои родители, друзья. Там квартира, в которой осталось девяносто процентов моей одежды — то, что я ношу только летом. Каждый год я собираюсь уезжать, извожу руководство театра этими «качелями». И сейчас мне кажется, что нынешний год — последний для меня в Якутске.

Сомнение в голосе Кузьмина сменяется уверенностью:

— Но я бы не назвал Якутск «глушью»! Мы побывали на гастролях в разных городах, и я видел места, которые, действительно очень далеки от цивилизации. Тем более что в Русском театре Якутска я  получил бесценный опыт — главные роли в спектаклях. Они очень важны для меня, и за это я очень благодарен театру.

— Если вы всё же уедете в Первопрестольную, чем будете там  заниматься?

— Обязательно устроюсь в какой-нибудь театр. Я всегда мечтал о профессии актёра, окончил Щукинское театральное училище. Но в Москве приходилось работать в офисе. Могу сказать точно — к этому я никогда больше я не вернусь. Конечно, попасть в столичный театр непросто, но я не боюсь трудностей. Верю, что у меня всё получится!

— Какие из своих ролей в Русском театре вы можете отметить?

 —  Из последнего, что я сыграл, — Алексей Берестов в «Барышне-крестьянке». Это очень интересный образ! На первый взгляд, Алексей — обычный молодой помещик-ловелас, но он упрям, и умеет настоять на своём. Эффектной была и хулиганская роль прокурора-наркомана в «Мёртвых душах» по инсценировке М. Булгакова. Эта работа меня особенно увлекла. Такие роли играть приятно — они требуют особенного актёрского куража, умения полностью перевоплощаться. Конечно, здесь важно помнить о нравственно-этической ответственности. Но постоянно играть классику — очень сложно, начинаешь уставать. Нужна своеобразная актёрская «перезарядка». Роль прокурора для меня — возможность переключиться, отойти на время от амплуа героя.

Задавать актёрам вопросы личного характера всегда неловко. Но в случае с Евгением этого не избежать. Поклонницы жаждут узнать все подробности жизни своего кумира. Видимо, Евгений понимает это, поэтому вполне спокойно принимает «неудобный» вопрос:

—  Помнится, в Якутск вы приехали с женой, тоже актрисой.

— На самом деле, мы не были расписаны, — пожимает плечами Евгений, — жили гражданским браком, и я просто называл её женой. Но наши дорожки разошлись. Мы расстались и не поддерживаем связь. Я даже не в курсе, чем она сейчас занимается.

— И как же теперь дела на личном фронте? Сейчас  ваше сердце свободно?

Лицо Евгения становится серьёзным и одновременно нежным.

— Нет, моё сердце занято, и я этому очень рад.  В Якутске я встретил девушку, которую по-настоящему полюбил. И она полюбила меня. У нас полная гармония в отношениях. Знаете, как это бывает? Когда ты полностью понимаешь человека, и он понимает тебя… Я очень дорожу ею и всячески оберегаю.

— А дети у вас есть?

— Детей пока что Бог не дал. Но они обязательно будут, я очень люблю детей, — с улыбкой отвечает Евгений. — Как только проведу над собой определённую работу и пойму, что готов стать отцом, так сразу их заведу.

— Вы хорошо знаете Якутск? Есть какие-то любимые места в городе?

— Да, в Якутске я уже неплохо ориентируюсь. Нравится вид многих улиц и зданий, местные уютные кафе. Особенно люблю бургерную «Junkies». Я нигде не пробовал бургеров лучше, чем там. Даже в Москве они не такие вкусные.

— Помню, в прошлом интервью вы говорили, что любите готовить. Есть у вас в кулинарии то, что вам особенно удаётся? Так сказать, ваше фирменное блюдо?

—  Сейчас, с появлением в моей жизни девушки, кухня перешла под её командование. Она необыкновенно вкусно готовит, зачем ещё мне туда лезть? Но фирменное блюдо у меня есть. Я очень люблю готовить рёбрышки барбекю под соусом «Джек Дэниелс». К сожалению, для этого блюда требуются довольно дорогие ингредиенты, поэтому я готовлю его лишь для особенных случаев.

— Два года назад в Русском театре состоялась премьера спектакля «Путь святителя», в котором у вас была главная роль. Почему он шёл только два дня?

—  Этот спектакль был своеобразным творческим экспериментом. В нём играл сборный коллектив — актёры из разных театров Якутска. Согласовать работу было очень сложно. Лично я считаю, что это был замечательный спектакль. Он о великой роли православия всудьбе русского народа, о вере в Бога и неоценимом вкладе святителя Иннокентия в духовное просвещение народов Севера и Дальнего Востока. Играть в такой пьесе — работа трудная. Но чем сложнее, тем интереснее для актёра!

Юрий АКСАМЕНТОВ.

Портретное фото Михаила ЕФРЕМОВА.

Поделиться в соцсетях:
Ник
Текст комментария