Роман: Судьба делает крюк (Глава двадцать вторая) | SakhaPress.ru
Наверх

Роман: Судьба делает крюк (Глава двадцать вторая)

15:46 26.04.2012
Продолжение. Начало смотрите в «Другие новости по теме» РИГ SAKHAPRESS.RU В отделении Надя долго ждала своей очереди. Она безропотно и покорно сидела в общем коридоре, ожидая вызова. Мимо нее проходили разные люди: суровые мужчины с не менее суровым взглядом, женщина с приложенными к глазам платочками, хлюпающие носом подростки. Им не было ровным счетом никакого дела до нее. Десятки судеб проходили мимо, и не угадать было за ними человеческие трагедии. В какой-то момент Надя уткнулась в мобильник, печатая сообщение Соньке. - Здравствуй, родная! Надя побоялась поднять глаза. Она услышала голос Вадички, того самого Вадички, который недавно… Она нашла в себе силы. - Здравствуй! Она ужаснулась его виду. Он был без очков, а потому щурился, пытаясь разглядеть ее черты лица. Похудевший, небритый, он был совсем не похож на того интеллигента, каким она его знала. Руки за спиной были скованы наручниками. В его глазах туманом застыла тоска. Милиционер было ткнул его в спину: «Пошел!» Но Надя так пронзительно посмотрела на него, что он все понял и даже сделал шаг назад. Совсем не по инструкции. - Зачем, Вадим? – проговорила Надя. - Прости меня, родная… В конце коридора показалась варвара Дмитриевна. Она семенила по дощатому полу своими кривыми ножками. - Вадимушка, сынок, да как же? Да что же это?! Отпустите его! Сыночек, крепись, миленький! Поравнявшись с Надей и Вадимом, она застыла. - Ты… Ты, сука, - она задыхалась. – Тварь, курва, из-за тебя… Из-за тебя… Вадимушка, сыночек… Она вдруг упала на колени перед милиционером, обняла его, начала целовать его стоптанные пыльные ботинки… - Озолочу тебя, начальник… Отпусти… Отпусти только… - Встаньте, гражданка! А ты, - это он обратился к Вадичке, - пошел вперед! Вадичку увели, а Варвара Дмитриевна еще продолжала стоять на коленях, отбивая поклоны ушедшему «начальнику». Наконеч очнувшись, она поднялась. Нет, это был не тот взгляд, что тогда возле дома, когда она увидела Надю с Андреем – светлая ему память! – Аркадьевичем. Вся злоба мира сейчас слилась в этих глазах… - Сука! – закричала она на весь коридор. – Я убью тебя! Ты… Это ты, тварь, лишила меня сына! Ты спуталась с мужиком! Тварь! Она едва не вцепилось в побелевшее Надино лицо. Откуда-то выбежал лейтенантик и, схватив женщину за руки, увел ее. А она еще сыпала проклятьями, от которых холодела душа. - Входите! Это открылась дверь следователя. Он пригласил Надю зайти. *** Родион в это время ожидал регистрации на рейс до Анталии. Правильно, думал он, что лучшее средство от хандры – смена обстановки. Впереди него стояла девица с огненно-рыжими кудряхами и аппетитной задницей. Вот и отпуск! А впереди горячие южные красотки, пылающие страстью! Его ждут теплый песок и зажигательные турчанки. Чего ему Надя? Она все равно выкарабкается. Никуда не денется. Он вернется из отпуска, и она вернется. У нее ни жилья, ни работы теперь нет. Впрочем, как и выхода. А по большому счету плевать. Отличная попка у девицы… Родион протянул свой билет… *** Надя рассказала следователю все как на исповеди. Тот ее исповедал, а для верности записал все показания. - Надежда Сергеевна, вы можете идти. Если вы понадобитесь, мы вызовем вас повесткой. Голос следователя звучал спокойно и почти ласково. - Александр Александрович очень просил нас, чтобы мы… Чтобы мы не особенно вас… э-э-э-э… пытали. Мы не смели ему отказать, вы же понимаете. - А кто такой Александр Александрович? – спросила Надя. - Кирсанов. Полагаю, вы с ним хорошо знакомы. Надя спохватилась и затеребила ремешок сумки: - Да, конечно… Спасибо вам… Простите, не знаю, как вас зовут… - Владимир. Владимир Иннокентьевич. До свидания, Надежда Сергеевна. - До свидания! – почти прошептала Надя. *** Похороны Андрея Аркадьевича состоялись на следующий день. Надя долго мучилась вопросом, стоит ли ей идти. Она прекрасно понимала, что будет и жена Андрея Аркадьевича, его близкие и родные люди. «Хочешь, я возьму отгул и пойду с тобой», - предлагала Сонька. Надя отказалась. Она должна была это вынести в одиночку. Когда Надя приехала на кладбище, гроб уже опустили в землю. Надя стояла поодаль, наблюдая за церемонией. Ноги не шли. Издалека она видела безутешную вдову в черном платке. Кто-то поддерживал ее сзади за плечи. Слышались глухие рыдания. Когда начали закапывать гроб, рыдания стали еще сильнее. Они почти переходили в крик. Люди по очереди подходили к могиле и бросали горсть земли на заколоченный гроб. Надя выдохнула и направилась к толпе. Среди людей были ее коллеги, которые кидали на нее осуждающие взгляды, о ничего не говорили. Надя подошла к краю могилы. На земную твердь упали две красные гвоздики. «Простите меня», - прошептали Надины губы. Она отошла, чтобы дать другим возможность в последний раз посмотреть на гроб. - Вы Надя? – спросила ее женщина в черном платке. Сколько нечеловеческой боли было в ее глазах! Сколько невыразимой муки! - Да, - ответила Надя полушепотом. – Я… Женщина взяла ее за руку. Рука была холодная, хотя нещадно палило июньское солнце. - Я знаю, Надя… Вы не виноваты… - Простите меня… - Я не виню, а Бог простит, Надя. Идите, прошу вас. Идите! Я знаю, я верю, что вы не были с ним. Знаю и верю, - голос вдовы упал. - Простите, - повторила Надя и почти бегом пошла от могилы. *** На суде Надя старалась не смотреть на Вадичку. Он сидел в клетке, опустив голову на руки. По обе стороны клетки стояли конвоиры с автоматами на перевес. Словно судили не Вадима, ее мужа, а международного террориста. То заседание до мелочей Надя так потом и не вспомнила. Словно выбило из памяти. Вопросы. Ответы. Адвокат. Лишь единожды Надя обернулась на свекровь. Та поднесла платок к глазам и тоже ничего не видела вокруг. Надя очнулась, лишь когда судья дал Вадичке последнее слово. - Мне нечего сказать, уважаемый суд! Надя вздрогнула и посмотрела на мужа. Их глаза встретились. С мгновение мир перестал существовать. Они смотрели друг на друга. У Нади в глаза стояли слезы. «Не плачь, родная!» - прочитала она по его губам. Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла безжизненная и слабенькая. «Не плачь», - повторил он. - Подсудимый, желаете еще что-нибудь сказать? Голос судьи словно прогремел, разорвав тишину зала. - Да, - вскинул голову Вадичка. Судья весь во внимании наклонил голову. Секретарь быстро  печатала на машинке протокол. - Я люблю эту женщину. Вадим кивком головы указал на Надю. Слезы уже не стояли в глазах. Они безудержным потоком лились по щекам. - Суд удаляется для вынесения решения. Продолжение следует Оксана ВОЛЧУК Только для РИГ «SakhaPress.Ru» Все права на данный роман принадлежат РИГ «SakhaPress.Ru». Перепечатка без письменного разрешения РИГ «SakhaPress.Ru» запрещена в любом виде.    

Поделиться в соцсетях:
Ник
Текст комментария